Эскал, принц Вероны

Эскал, принц Вероны. По пьесе закон в городе олицетворяет именно Эскал, также он выступает в роли судьи. Принц появляется всего в трех сценах и каждый раз для того, чтобы разобраться в случившихся бесчинствах, вершить суд, найти виновных и наказать их соизмеримо степени провинности.

В пьесе Шекспир обозначил двух родственников Принца: это граф Парис, молодой человек, который должен был жениться на юной Джульетте и Меркуцио, эксцентричный друг Ромео. Как ни печально, но оба этих героя в пьесе гибнут: за насилие, царящее в Вероне, которое Эскал не смог, как ни старался, вовремя предотвратить, он также наказан потерей двух близких людей.

Принц Вероны (узнав о смерти Меркуцио):
«Затронут вашею враждой и я:
За вашей распрей - льется кровь моя.
Но вам грозит жестокая расплата,
И будет всем горька моя утрата.»

Принц Вероны:
«А я за то, что ваш раздор терпел,
Утратою родных наказан также.»

Эскал представляет в пьесе светлый образ – десницу, направленную против насилия и ненависти; не кривя душой его легко назвать справедливым и мудрым правителем, правда, слишком добросердечным. Отчасти, именно за то, что он был мягок в наказаниях, которым поначалу подвергались главы враждующих семейств, за то, что долго «тянул» с крайними мерами, итог преподнес ему еще больше жертв, еще больше крови. Три раза он прощал разборки на улицах Вероны, от которых страдали и мирные жители, и вот только на четвертый Эскал, наконец, пригрозил зачинщикам смертью.

Принц Вероны:
«Три раза уж при мне междоусобья,
Нашедшие начало и рожденье
В словах, тобою, старый Капулетти,
Тобой, Монтекки, брошенных на ветер.
Смущали мир на улицах Вероны
И заставляли престарелых граждан,
Уборы сняв пристойные, хватать
Рукою дряхлой дряхлое оружье,
Изгрызанное ржавчиною мира,
Чтоб унимать грызущую вас злобу.
Но, если вы хоть раз еще дерзнете
Покой нарушить наших мирных улиц, -
Заплатите за это жизнью вы.»

Обещание такого жесткого наказания возымело действие, если в первой сцене боя никто из дерущихся не вспоминал о страхе перед гневом Принца, то после - растерянный Ромео старался апеллировать этим фактом, в надежде, что слова Принца возымеют вес:

Ромео:
Синьоры, примиритесь!
Тибальт, Меркуцио, герцог запретил
На улицах Вероны столкновенья!

а Бенволио жутко боялся огласки:

Бенволио:
Мы разговор на улице ведем.
Не лучше ль нам отсюда удалиться
И разобрать обиды хладнокровно
Иль разойтись? Тут все на нас глазеют.

Как ни жестоко это звучит, но сдается мне, достаточно было бы один раз привести в исполнение казнь нарушителя запрета, как количество волнений в городе резко бы снизилось, ведь никому не хочется расставаться с жизнью. Исключение все же составили такие горячие головы, как Меркуцио и Тибальт, которые все же затеяли дуэль несмотря ни на что. Тибальт, вследствие своей излишней горячности, слепого ослепления ненавистью, а Меркуцио, возможно, просто почувствовал за собой некую степень безопасности, безнаказанности – все-таки Эскал ему родня.

Помимо того, что Принц добросердечен, он также и милосерден, Эскал любит свой город, свой народ и, читая пьесу, это ощущается. Для Вероны он жаждет спокойствия, но судьба продолжает наносить удары: у его ног холодеет мертвое тело Меркуцио, мертвое тело Тибальта, его убийцы, павшего от руки Ромео. Что ж Эскал должен привести в исполнение обещанное наказание – казнь Ромео, который в пылу мести пролил кровь. Но принц заменяет казнь изгнанием Ромео из Вероны, вынося свое решение с учетом обстоятельств трагедии.

Герцог:
Тибальт рукой Ромео был сражен,
Но раньше сам убил Меркуцио он, -
С кого же мне за кровь причтется плата?

Монтекки:
Ужель с Ромео? Он любил, как брата,
Меркуцио, и то свершил лишь он,
К чему и так бы присудил закон:
Тибальта он казнил.

Герцог:
И в наказанье
Его мы осуждаем на изгнанье.
Труп унести! Ждать моего решенья.
Прощать убийство - то же преступленье.

«Прощать убийство - то же преступленье» - по-моему эта фраза очень характеризует в Принце черту «милосердие», похоже, в этой ситуации он был близок к прощению, т.к. по-человечески понимал, что по идее, Ромео, отомстив за лучшего друга, свершил тот же суд, притом этот друг - родственник Принца, Ромео вступился за близкого ему, принцу, человека. Но с другой стороны Эскал понимал, что он закон, он не должен давать слабину, его слова были сказаны при все честном народе и он не вправе, оставлять Ромео безнаказанным: убийство есть убийство, а он здесь представляет закон! Также его вердикт характеризует его как справедливого правителя, не кровожадного тирана.

Примечателен дальнейший разговор Отца Лоренца с Ромео о его наказании, где он так же восхваляет милосердие их Принца.

Отец Лоренцо:
…Герцога был мягок приговор.
Не к смерти ты приговорен - к изгнанью…
Твою вину закон карает смертью,
Но добрый герцог отстранил закон,
И слово "смерть" он обратил в "изгнанье".

После чего Отец Лоренцо рассказывает Ромео, что в дальнейшем рассчитывает на прощенье Принца их чего следует, что у него есть основания полагать, что Принц Эскал способен на такой великодушный поступок.

Отец Лоренцо:
…Иль в Мантую не сможешь ты пробраться.
Там будешь жить, пока найдем возможность
Брак объявить, с ним примирить друзей,
У герцога прощенье испросить
И с радостью такой сюда вернуться…

Также Принц склонен к сопереживанию ближним, а ближние - это не только родня, это просто люди, живущие в Вероне.

Герцог:
«Замкни уста отчаянью на время,
Пока не разъяснили мы событий -
Источник их, начало и конец.
Тогда вождем я стану вашей скорби,
Опорой вам до смерти; а пока
Пускай печаль терпенью покорится».

Что интересно имя Принца, Эскал (Escalus), Шекспир указывает только в списке действующих лиц пьесы, далее, на протяжении всех сцен, имя не упоминается, автор обозначает говорящего как «Принц Вероны». Естественно, в голове созревает вопрос «почему?», с какой целью читателям открывается имя Принца, если далее по тексту оно нигде не фигурирует? Первое что пришло в голову – «таков стиль автора и он также не употребляет имена представителей высшего сословия и в других пьесах», но это оказалось не так (в «Венецианском купце», «Комедии ошибок» и др. –указываются). Второе предположение, это ниточка, которую дает нам Шекспир, чтобы мы провели параллель с родом делла Скала (della Scala), семейством правившем в Вероне с 1262 по 1387. Согласитесь имена созвучны? Да и в предыдущих версиях Ромео и Джульетты (см. раздел «Первоисточники») упоминается этот род, Шекспир просто немного изменил имя. Но все-таки вопрос остается открытым.

И напоследок напомню вам (для тех, кто забыл или не знает), знаменитые строки «Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте» произносит именно Принц Эскал в самом конце пьесы …

Автор: Юлия Заграничная

Копирование данного материала в любой форме запрещено. Ссылка на сайт приветствуется. По всем вопросам обращайтесь: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  или в личку «Вконтакте»

 

© 2007-2017 yulia6@mail.ru