Интервью Дугласа Бута, исполнителя роли Ромео в фильме «Ромео и Джульетта» 2013г.

Дуглас Бут рассказывает о фильме «Ромео и Джульетта», о своем отношении к великому Уильяму Шекспиру, о фильме «Ной» и о том, каким потрясающим получился фильм «Восход Юпитера», где он снялся с Милой Кунис и Ченнингом Татум.

«Ромео и Джульетта» – бессмертная история влюбленных из враждующих семей, родившихся под несчастливой звездой. Семьи Монтекки и Капулетти используют любой предлог для публичной драки на улицах Вероны, поэтому, когда Ромео (Дуглас Бут) влюбляется в Джульетту (Хейли Стейнфелд) они знают, что это немедленно навлекачет на них гнев обеих семей, хотя все, что хотят влюбленные – это остаться вместе навсегда. Сценарий написан Джулианом Феллоузом, режиссер – итальянец Карло Карлей. В фильме так же снимались Пол Джаматти, Дамиан Льюис, Наташа МакЭлхон, Эд Вествик, Коди Смит-МакФи, Лесли Мэнвиль и др.
Во время пресс-конференции, посвященной фильму, актер Дуглас Бут в своем эксклюзивном интервью интернет-обозревателю Collider, рассказал о том, как его взволновала сложная задача – играть шекспировскую роль, о том, как ему пришлось бороться за роль Ромео, о кинопробах с Хейли Стайнфелд, о том, как ему довелось играть как с молодыми, так и с заслуженными актерами и о том, сколько времени ему понадобилось, чтобы овладеть сложным и в тоже время гениальным языком Шекспира.

Когда вы поняли, что будете сниматься в «Ромео и Джульетте», вас эта новость взволновала, встревожила или вам захотелось плясать от радости?
Бут: Я чувствовал и то, и другое. Я думал: «А надо ли мне ввязываться в это?». Но потом спросил себя: «Когда в последний раз я чувствовал нечто подобное?» И до меня дошло, что сейчас я испытываю те же эмоции, как тогда, когда играл Боя Джорджа в фильме, который имел громадный успех. Поэтому я решил принять предложение. Я живу для того, чтобы преодолевать препятствия. Мне бы хотелось, чтобы моя карьера была наполнена разнообразными ролями, а роль Ромео это что-то новое. Это был шанс сыграть Шекспира на экране, и я подумал «Я справлюсь!». Это действительно захватывает – ну, кто бы отказался сыграть Ромео?

Вызвало ли это у Вас желание попробовать Шекспира на сцене?
Бут: Да, огромное. Это действительно открыло для меня Шекспира. В Англии вы растете с ним. Мы окружены им, и мы любим нашего Шекспира. Я видел много постановок, но это было раньше, а теперь я погрузился в него (Шекспира) и по-настоящему увлекся, и мне понадобилось время, чтобы понять его. Когда я смотрел его постановки я не вполне понимал речь, но она всегда звучала красиво. Но когда вы целенаправленно идете и слушаете, и вы уделяете время тому, чтобы понять как он писал и как он изображал эмоции и мысли, то находите это прекрасным и я по настоящему влюбился в его творчество. Я с удовольствием сыграл бы Гамлета, но я собираюсь подождать, по крайней мере, лет десять. Я видел «Отелло» в Национальном Театре в Лондоне и это было ошеломительно. Я был так воодушевлен. Это было прекрасно. Если бы я не играл в «Ромео и Джульетте» я не думаю, что смог бы понять каждое слово, и это прекрасно.

Можно с уверенностью сказать, что это была роль, которую бы хотело сыграть множество молодых актеров. Действительно ли вам пришлось бороться за эту роль?
Бут: Это было интересно. Мне действительно пришлось побороться за нее, но в тоже время я не был в курсе происходящего. Меня прослушивали пару раз – один раз в Лондоне, один раз в Лос-Анджелесе. Но это были обычные прослушивания у ассистента режиссера, я о них больше не вспоминал. У меня были друзья, которые играли Ромео в Глобусе, и они тоже участвовали, поэтому я думал, что никогда не получу эту роль. Но когда они вышли ко мне и сказали, что я в коротком списке и, что они хотели бы прослушать меня вместе с Хейли (Стейнфелд). Я был по-настоящему удивлен. И вот тогда мне пришлось бороться. Я должен был доказать, что действительно могу сыграть эту роль. Но я не сидел вместе с другими тремя сотнями актеров в комнате ожидания, поэтому я был не в курсе. В действительности, я никогда не встречался с другими актерами на прослушивании. Никогда не знаешь, что происходит за сценой. Я уверен, люди говорили «Нет, ты не можешь выбрать его». Я не знаю, что за борьба происходила, но в итоге я был утвержден на эту роль и я очень благодарен за это.

Вы действительно сразу почувствовали какую-то химию между вами и Хейли Стейнфелд?
Бут: О да. Я знал, что мои пробы начнутся через неделю после церемонии «Met Ball». Это своего рода большой бал в Нью-Йорке. Мои агенты сказали, что Хейли будет там. «Пойди, поздоровайся с ней, - сказали они. Будет здорово, если ты познакомишься с ней перед пробами». Представьте себе пышный бальный зал огромного размера, и на другом конце – она в потрясающем платье от Стеллы МакКартни. Все это было немного похоже на фильм. Я подошел к ней поздороваться и почувствовал, как важно сохранить воспоминание об этом волшебном моменте. Именно оно потом вдохновило меня в Лондоне на прослушивании, и между нами мгновенно возникло понимание. Хейли такая талантливая.

Вы когда-нибудь думали о том, что будете играть такие эмоционально напряженные сцены с кем-то насколько юным? Или она на самом деле такая зрелая, какой кажется?
Бут: Да, она очень взрослая душой. И очень одаренная. На самом деле, я никогда не задумывался, сколько ей лет. Я просто видел в ней партнера, причем очень талантливого. Здорово, что ее возраст был близок к возрасту Джульетты. Мне было 19 во время съемок, а ей – 15. Было ощущение, что так и должно быть. Поэтому в ее возрасте я никогда не видел ничего странного.

Было ли Вам интересно играть с молодыми актерами вашего возраста и в то же время с замечательными мастерами старшего поколения?
Бут: Да, это было чудесно! Была наша молодежная группа, а также группа заслуженных опытных актеров. Мы очень многому учились друг у друга. Мне очень понравилось, что роль Бенволио исполнял Коди Смит МакФи. В других постановках он выглядит головорезом и глупцом, но в этой версии он получился более естественным. Чувствуется, что Бенволио и Ромео любят друг друга как братья и действительно заботятся друг о друге. Как замечательно, в самом деле, иметь такие отношения. Роль Бенволио, сыгранная актером немного моложе меня, сделала их отношения интереснее, не говоря уже об отношениях между самими Ромео и Джульеттой. Их характеры всегда изумительны, но многих других персонажей, окружавших их, изображали в карикатурном виде. Я думаю, в этом плане Пол Джаматти во многом оживил фильм, вдохнул в него настоящую жизнь. Например, отношения между Ромео и отцом Лоренцо, который относился к первому, как к родному сыну, в этом фильме просто восхищают.

Легко ли вам дался язык Шекспира или пришлось поработать над чем-нибудь отдельно?
Бут: Нужно время, чтобы погрузиться в него и привыкнуть. Но когда ты уже привык, начинаешь чувствовать, как он прекрасен. Нужно просто перестать сопротивляться этому языку. При этом необходимо вести себя предельно естественно, ведь это не какая-то игра. Язык Шекспира великолепен, поэтому, как только вы начнете погружаться в него и расслабитесь, он просто придет к вам сам.

Поскольку в этом проекте совершенно не подразумевается импровизация, приходилось ли вам «спотыкаться» на некоторых словах?
Бут: Да, бывало трудно. Мне нравится свободно обращаться с текстом, просто необходимо донести ту точку зрения и ту энергию, которая содержится в тексте. Можете посчитать этот метод очень ограниченным, но если серьезно потратить на это время, в словах можно найти все. В большинстве других наших фильмов мы тратим время на сцены, в которых мы говорим одно, а подразумеваем другое. Для актера это, возможно, одна из самых забавных вещей, которые ему приходится делать. Но Шекспир уникален тем, что он пишет именно те вещи, которые действительно имеет в виду. В репликах есть все. Персонажи говорят именно то, что думают, и это придает определённый динамизм работам Шекспира. Часто актеры описывали ситуации словами, потому что тогда на сцене не было таких прекрасных декораций, как в наше время. Это было придумано, чтобы все выглядело совершенно иначе.

Далее вы решили сняться в фильме «Ной» у Даррена Аронофски, как будто Шекспир был для вас не достаточно сложной задачей?
Бут: Нет, «Ной» не был для меня способом стать популярным за счет Библии. Это была возможность поработать с Дарреном Аронофски. Он гений, и он один из тех режиссеров, с которыми мне хотелось поработать. Когда мне позвонили, я как раз заканчивал сниматься в «Ромео и Джульетте». Я вернулся в Италию, чтобы провести пару дней на охоте или просто покататься на лошади за городом. Нам нужно было немного расслабиться. Я был в номере отеля, когда зазвонил телефон. Это был Даррен. Он спросил: «Не хотели ли бы Вы сняться в моем фильме?» Я был очень взволнован.

И ваши ожидания насчет съемок у Даррена Аронофски оправдались?
Бут: Да. Это была тяжелая работа. Мы столкнулись с ураганом Сэнди, и вообще у нас была масса неприятностей с погодой. У нас был очень сложный график и очень тяжелые условия съемок, поэтому Даррен назвал эту картину дорогостоящим партизанским фильмом. Он носил камеру на плече и был в самой гуще событий. Он просто создавал свой фильм. Он действительно знает, что делает. Было весело. У нас был замечательный состав актеров. Как это потрясающе иметь такую семью, в которой мой отец – Рассел Кроу, мать – Дженнифер Коннели, жена – Эмма Уотсон, мой младший брат - Логан Лерман, а Энтони Хопкинс – мой дядя.

А затем Вы начали работать с бартьями Вачовски над картиной «Восхождение Юпитера»?
Бут: Именно! Все сложилось как нельзя лучше. Мне очень понравилось работать с братьями Вачовски. Они тоже были в моем списке режиссеров. Они такие талантливые и ни на кого не похожие. Просто потрясающие люди. Они мне нравятся, и я восхищаюсь ими как людьми и как режиссерами. Мне очень понравилось с ними работать. Я мог бы повторять это до бесконечности. Они любят то, что делают. Они просто хотят играть, творить и быть оригинальными. Фильм будет сумасшедший, уверяю Вас. Но ничего больше я не могу рассказать о нем. Они так тщательно скрывают все, что делают. Они даже сценарий мне привезли в наглухо тонированном лимузине. Так что, да, это будет нечто.

Теперь, когда Вам есть с чем сравнивать, что вы думаете о своем следующем проекте?
Бут: После «Восхождение Юпитера» я снялся в небольшом британском фильме. Прежде я снялся в двух масштабных американских фильмах с бюджетом более 100 миллионов долларов, так что потом получил роль в британском фильме «Шикарный», режиссером которого была Лоне Шерфиг (она же снимала «Воспитание чувств»). Фильм будет о лондонском Буллингдон Клабе (Bullingdon Club) . А пока я раздумываю над тем, чем займусь дальше. Надо решить.

Перевод: Елена Семенова и Казаковцева Нина

Копирование данного материала в любой форме запрещено. Ссылка на сайт приветствуется. По всем вопросам обращайтесь: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. или в личку «Вконтакте»

© 2007-2017 yulia6@mail.ru