Интервью Леонарда Уайтинга перед съемками «Ромео и Джульетты» 1967 г.

Что я думаю о себе? То, что я мудрый, остроумный, красивый и великодушный? Я, действительно, не знаю. Должно быть, я немного похож на Ромео, иначе, не думаю, что Франко Дзеффирелли, режиссер, утвердил бы меня на роль.

Он объяснил мне, что, в начале шекспировской истории, у Ромео, в действительности  нет никакой цели в жизни, что он бесцельный мечтатель, что он склонен к преувеличению. Как история, в начале пьесы, о любящей его Розалине. Вероятно, она взглянула в его сторону всего раза три - четыре, а он сказал, что они влюблены. Когда он по-настоящему влюбляется в Джульетту, это впервые дает ему цель в жизни.

Дзеффирелли видит семью Джульетты, как сравнительно недавно разбогатевшую - я думаю, подойдет выражение – «нувориш» - но все еще довольно грубоватую. Они кричаще одеваются, и немного бросается в глаза то, что семья старается возвысить себя в социальном плане, в то время как семья Ромео более идеалистична и находится на другом социальном уровне. Но Ромео не беспокоят все эти ссоры между семьями, он ими просто не интересуется. И когда он видит Джульетту, все меняется навсегда.

Оливия Хасси, которая играет Джульетту,  Франко и я живем на той же самой вилле за пределами Рима, и он пробегается с нами по оригиналу снова и снова. Понимание мотивации, чувств, оставленных за строками, наиболее важно, когда вы изучили все это -  слова вспоминаются сами собой.

Когда я подписался контракт на этот фильм, я начал учить роль. Франко заставил меня покинуть дом в Северном Лондоне, чтобы на меня не оказывала влияния постоянно окружающая  меня речь.

Я начал брать уроки фехтования. С этим связан забавный случай. Когда я добрался до Рима, чтобы приступить к съемкам, я обнаружил, что тот стиль, который мне преподавали в Лондоне - способ, позиции ног и все такое, - появился лишь спустя триста лет, нежели тот, что я должен был изучать. Я чувствовал себя довольно глупо.

Если бы у меня было три желания, то сперва, я бы пожелал действительно хорошо справиться с ролью. Следующим желанием было бы - чтобы я смог купить дом моим родителям, но я ненавижу говорить такие вещи. Могу услышать, как люди скажут: "Вы только послушайте это! Конечно же, вы сможете". И потом я хотел бы прожить счастливую жизнь. Фактически, сейчас я счастлив. Мой отец работает на фирму, которая изготавливает выставочные материалы, он помогает грузить их на машины; моя мать работает на телефонной фабрике. Каждое лето в течение четырнадцати лет, моя семья проводит неделю на  базе отдыха. Базы отдыха хороши: весь ваш день распланирован, и каждый год я старался выиграть конкурс песни. Учитель пения предложил мне песню «Love is the sweetest thing» – как самую подходящую песню для моей практики, и я продолжаю  ее использовать. Несколько лет назад я выбирал ее  как основную, но порядком устал от нее. Если бы не съемки этим летом, я бы не выбрал ее снова, ни в коем случае.

Актерская игра – это то, что мне нравится, то, во что я погружаюсь. Это был хороший способ получить деньги на карманные расходы, но я никогда особенно не задумывался о будущем. Когда мне было двенадцать, я понятия не имел о том, что я буду делать, когда вырасту и так все и продолжалось. Все это началось  с моего дяди Терри, который был электриком. Он также играл на гитаре, но у него не очень хорошо получалось, но зато у него всегда было стремление поучаствовать в создании поп-записи. Когда он услышал, что какой-то певец приболел прямо перед записью, он повел меня к продюсеру, который хоть и не мог использовать меня, но посоветовал мне брать уроки. Пока я был на студии, одна женщина, которая услышала, как я пою, подсказала мне попробовать себя в мюзикле «Oliver!», потому что они постоянно искали новых людей, так как мальчики вырастали и становились слишком крупными для своих ролей. Я прошел прослушивание и стал персонажем под именем «Ловкий Плут» (Artful Dodger) четыре года назад. Я был с «Oliver!» девять месяцев, затем покинул на три из-за английского закона, который ограничивает работу детей и вернулся обратно еще на четыре или пять месяцев. Шоу продолжалось довольно долго, но в какое-то время его «кровяное давление начало понижаться», если вы понимаете то, что я имею в виду, но в нем участвовало пятнадцать мальчишек, и мы хорошо провели время. Это никак не мешало моей учебе в школе.

Я - католик, я ходил в католическую школу. Моими любимыми предметами была история, литература и религия. Я не особенно интересуюсь религией, но экзамен был такой легкий, что я получил по нему хороший бал. Я рад, что окончил школу: это было скучно, и я ничему не научился. Находясь в Риме в течение нескольких недель, я узнал историю больше, чем выучил в школе. Половину времени я был занят в «Oliver!». Не думаю, что они знали, что я работал или что-то вроде того. Я прилежно посещал школу каждый день,  на время дневного спектакля уходил чуть пораньше. Я никогда особо не распространялся, о том, что занят в театре. Никто из детей в школе тоже об этом не рассказывал. Так просто было принято. Я сыграл несколько ролей на телевидении и поучаствовал в проекте «Диснейленд», в котором я был вором-карманником.

Потом меня направили  в Национальный Театр на прослушивание к сэру Лоренсу Оливье. Я спел ему «Love is the She's sixteen». Он послушал минуту и сказал «Хорошо, он подходит», вот так это было. Меня взяли в  комедию Уильяма Конгрива «Love for Love» в роли поющего слуги. Две мои песни были «Love's But the frailty of the Mind» и «Cynthia Frowns». Мы отправились тур по Москве, длившийся две с половиной недели и затем в  Берлин на неделю. Я видел Ленина, распростертого на мраморной плите в Москве, но пока мы были там  - я много спал,  и мне не довелось увидеть многое чего еще. Потом, когда мы были в Берлине, труппа пошла в Восточный Берлин, чтобы посетить «Берлинский ансамбль», а я спал, когда автобус отъезжал, вот так, я пропустил и его тоже. Кажется, я спал довольно много. Я никогда не посещал театр до того, как вошел в состав труппы, но после, я посмотрел все пьесы в репертуаре, кроме "Love for Love"; такие как «Rosencrantz and Guildenstern Are Dead», «The Royal Hunt of the Sun», «The Dance of Death». Я увидел вещи, о которых действительно не знал прежде.

И я учился, наблюдая за сэром Лоуренсом Оливье и за другими актерами. Я заработал двенадцать фунтов за неделю в Национальном Театре. Это тридцать два доллара или около того, и после всех вычетов, у меня оставалось где-то двадцать четыре. Я не давал много своей матери за пропитание и жилье, и чаще всего ел дома, поэтому я не знаю, куда они девались, но они исчезли.

У меня есть постоянная подруга со школы. Ей шестнадцать и мы ходим  в кино мне нравятся Марлон Брандо и Альберт Финни, Питер О'Тул, Ричард Бертон, Джули Кристи.  Мои любимые популярные музыкальные группы – «Cream» и «Procul Harum». Большинство моих друзей не говорят о чем-либо особенном, просто болтают о том что происходит, фильмах, спорте.

Когда подошел черед «Ромео», я прочел пьесу несколько раз, тогда я впервые встретился с Оливией, в конце концов, там был только еще один парень и я, и затем, кто-то сказал: «Я полагаю, вы догадались, что роль ваша». Это было, в своем роде, восхитительно, хотя я и не задумывался об этом. Мои отец и мать, которые должны были подписать мой контракт, так как мне еще нет двадцати одного года, были взволнованы всем этим и очень за меня рады. У меня есть две сестры: одной – десять,  другой четырнадцать. Младшая не много говорила об этом, но старшая сестра купила мне книжку специально для автографов, так чтобы я мог принести автографы всех, и это было немного стыдно делать это.

Я не знаю, что станет со мной после «Ромео и Джульетты». У моего агента - мой контракт, и я не знаю его объем, за исключением того, что у «Paramount» есть варианты будущих киноработ. Все это зависит от того, что у них будет подходящего для моего возраста. Когда впервые было объявлено, что я получил роль, кто-то спросил меня, что я сделаю со всеми теми деньгами, которые заработаю, а это не так уж и много – я ответил, что не знаю. Зато знаю теперь. Я вдруг заинтересовался автомобилями, которых у меня никогда не была ранее, хотя я практиковался в вождении, возвращаясь домой по тихим улочкам, с другом.  В Англии вы не можете получить права, пока вам не исполнится семнадцать лет. Побывав в Италии, я решил, что хотел бы приобрести автомобиль. Вы знаете, я всегда почему-то думал, что Италия более песчаная. Так было изображено на обратной стороне коробок с хлопьями, с выбеленными Средиземноморскими домами на границе пляжа и моря, неотличимых один от другого. Я ожидал увидеть именно это.

Перевод: Юлия и Юрий Заграничные

Источник: http://lenpage.tripod.com/

Копирование данного материала в любой форме запрещено. Ссылка на сайт приветствуется. По всем вопросам обращайтесь: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. или в личку «Вконтакте»

© 2007-2017 yulia6@mail.ru