Рецензия Кати Дворяниновой на фильм «Ромео и Джульетта» 1968г. Режиссер: Франко Дзеффирелли

«Картина требует красивой рамы,
И золотое содержанье книг нуждается в обложках золотых»

Признаться честно, раньше меня мало трогала история двух юных влюблённых. Прочтённое в школе произведение Шекспира, впоследствии разобранное на уроках литературы до мельчайших деталей, быстро потеряло свою привлекательность. Растиражированные строки, упоминающиеся не к месту, потеряли всякий смысл.

Контрольным выстрелом, убившим мой интерес к данному сюжету, стала экранизация 1996 года. С тех пор до недавнего времени я воспринимала всё, кроме оригинальной пьесы, осквернением памятника мировой культуры. Да и саму пьесу не очень-то жаловала — трудно было понять, как можно любить так сильно в 13 и 16 лет? Может, это обычный юношеский максимализм и глупый каприз, а никакая не любовь?

К совету посмотреть фильм под режиссурой Франко Дзеффирелли я отнеслась скептически: неужели мне предлагают снова разочароваться в том, как можно извратить сюжет? Ведь любое упоминание имён «Ромео» и «Джульетта» в современной постановке воспринимались мной как очередной плевок в сторону искусства. Но — уговорили, усадили, включили. Первая сцена столкновения кланов Монтекки и Капулетти показалась мне не более чем занятной — я смогла бы спокойно выключить телевизор на этом моменте, если бы это было нужно.

Всё изменилось с появлением на экране Ромео. Да-да, именно Ромео — Леонард Уайтинг остался где-то за кадром. Я увидела его глаза — и поняла, что досмотрю фильм до конца, и не раз. Взгляд, которого не встретишь сейчас. Передающий те чувства, которые неведомы нашему поколению. Такой эмоциональный и спокойный одновременно. С этого момента происходящее на экране поглотило меня полностью. Я словно оказалась там, среди них, как невидимый наблюдатель.

От Джульетты я не могла оторвать глаз — это девушка редчайшей красоты. Её ещё немного по-детски доверчивое выражение лица размягчит сердце даже самого строгого критика.

Я была несколько удивлена выбором актёра на роль Меркуцио — в моём сознании сложился совершенно другой образ персонажа. Но монолог о королеве Мэб расставил всё на свои места. Да, так и должно было быть. Это настоящий Меркуцио. Стопроцентное слияние актёра со своим героем.

Очень трогательной сценой стало пение Леонардо по просьбам собравшихся на праздник дам. Как Ромео и Джульетта искали друг друга среди толпы гостей! Как томно опустились веки Джульетты под пылкие речи Ромео! С каким трепетом относятся друг к другу влюблённые! Будто это и не кино вовсе, а перенесённые на плёнку мысли самого Шекспира.

Ярлычок «Шедевр» я повесила на фильм, не досмотрев его даже до середины. Ключевым моментом произведения мне всегда казался диалог у балкона. Это была своеобразная лакмусовая бумажка актёрского мастерства. Особенно меня волновало то, как Джульетта обыграет фразу: «Ромео... Ромео! Ну, зачем же ты Ромео?..». Ведь невероятно трудно даже представить себе, как девушка сможет озвучить то, что творится в её душе в такую минуту! Кажется, Оливия Хасси сделала невозможное — стала Джульеттой наяву. И вся сцена превратилась в великолепное таинство объяснения в любви.

Прекрасна в фильме кормилица — она так искренне желает счастья своей воспитаннице, так просто изъясняется при разговоре с друзьями Ромео, так безутешно рыдает после вести о гибели Тибальта, что начинаешь сомневаться в годе создания картины — а может, в средневековой Италии кинематограф всё-таки существовал? Или Дзеффирелли была доступна «машина времени»?

Есть у меня странная особенность в восприятии «Ромео и Джульетты», неважно, фильм это, книга, мюзикл или что-то ещё: я до самого последнего момента не хочу верить в печальный конец. Мне так хочется, Ромео не изгоняли из Вероны, чтобы родители влюблённых узнали об их тайном браке и дали своё благословение, чтобы посыльный священника Лоренцо успел оповестить Ромео раньше его друга, чтобы Джульетта проснулась чуть-чуть пораньше, чтобы не оказалось у Ромео ни яда, ни кинжала...

И каждый раз, доходя до переломных моментов, я про себя уговариваю героев сделать всё по-другому; но они не слышат моих просьб. Зная сюжет, я не могу поверить в то, что Ромео и Джульетта действительно умерли.

Сцена в склепе стала для меня настоящим испытанием: нелегко было заставить себя ещё раз увидеть, как любовь убивает сначала Ромео, а потом и Джульетту. Их монологи перед смертью насыщены горечью и нежностью одновременно. Вот она, любовь. Любовь, за которую можно отдать всё, что имеешь. Любовь, не знающая границ. Любовь, служащая примером для десятков поколений.

Сказать, что фильм произвёл на меня большое впечатление, значит не сказать ничего. Он заставил меня думать иначе. К сожалению, сейчас понятие «любви» смешали с низменными чувствами, опошлили донельзя. Кто из персонажей современных фильмов, кричащих на каждом перекрёстке о своей любви, смог бы пожертвовать ради неё собой? Любовь Ромео и Джульетты, с блеском переданная в фильме, должна служить путеводной звездой для всех влюблённых.

На мой взгляд, экранизация вышла даже более трогательной, чем сама пьеса. Убраны спорные реплики, смягчена некоторая грубоватость средневековых нравов, многие моменты сглажены. Как алмаз, и без того прекрасный, история любви была обработана замечательным ювелиром и предстала перед зрителем роскошным бриллиантом во всей своей красе, чтобы он мог насладиться шедевром.

Есть у фильма и другие преимущества: восхитительная музыка Нино Рота, отлично подобранные костюмы, достоверно переданная атмосфера итальянского городка, краски, мимика, интонации. Я уверена, что если бы Шекспир мог увидеть эту киноленту, он был бы крайне доволен и горд.

Фильм занял достойное место в сокровищнице кинопроизведений. Этот фильм обязателен к просмотру всем. И, пожалуй, мне тоже пора его пересмотреть — он настолько чист и возвышен, что не может не восхищать снова и снова.

Автор: Катя Дворянинова, 19 лет, Москва.

 

© 2007-2017 yulia6@mail.ru