Рецензия Анастасии Писаревой на фильм «Ромео и Джульетта» 1968г. Режиссер: Франко Дзеффирелли

— Настя, Настенька, вставай.

Мне четыре или пять лет. Поздно ночью 14 февраля мама разбудила меня, чтобы показать один из ее любимых фильмов. И вот, маленькая светловолосая девочка заспанными глазами смотрит в голубой экран. А на экране культовая сцена: влюбленный Ромео в тени деревьев тайком наблюдает за откровениями юной Джульетты. Тогда меня очаровала эта картина. И вот уже 13 лет я не могу найти ничего лучше.

Сценарист новой «Ромео и Джульетты» Д. Феллоуз упоминал о том, что у каждого поколения должна быть своя интерпретация шекспировской истории. Позволю себе с ним не согласиться. Для меня всегда была только одна версия. Версия Франко Дзеффирелли.

Казалось бы, чем меня, выросшую в эпоху блокбастеров и кассового кино, можно удивить? Сколько раз я пересматривала этот фильм, надеясь обнаружить хоть малейший изъян.... Все тщетно. «Да, мой Монтекки, да, я влюблена». И это именно любовь. Безотчетная, всепоглощающая и абсолютная.

Я люблю виды томной Вероны, подернутые маревом старой пленки.

Я люблю жаркие монологи Меркуцио в гениальном исполнении Джона МакИнери.

Я люблю голубые глаза Леонарда Уайтинга и его мальчишескую, немного безумную улыбку.

Я люблю то, как наклоняет голову Оливия Хасси: наивно, как собачка.

Я люблю каждый костюм и каждую прическу.

Я без ума от великого Нино Роты, который смог единой музыкальной темой оплести весь фильм, найдя соответствующий мотив для каждого события.

И еще множество и множество признаний, на все не хватит бумаги. Каждый раз при просмотре этого фильма мое сердце немного сжимается. Знаете, такое бывает, когда думаешь о чем-то дорогом. Каждый раз я пытаюсь сдержать слезы. Каждый раз я молю, чтобы монах вовремя доставил то злополучное письмо.

«Ромео и Джульетта» 1968 никогда не оставляет равнодушным. Мастерство Дзеффирелли проиллюстрирую двумя историями. Одну рассказал мне дядя: «Я смотрел сцену драки Ромео и Тибальта, и у меня просто дух захватывало. Такой накал страстей, эмоции, яростные крики.

Подначивающая толпа кружит вокруг двух юношей. Белые рубашки в пыли. С каждой секундой нарастает тревога, и вдруг тишина. Развязка. Я подумал: «Господи, какой же Шекспир гений!» Открыл книгу, чтобы прочитать момент, так взволновавший меня. И нашел только: «Дерутся. Тибальт падает».

Вторую в рамках альманаха «У каждого свое кино» поведал Аббас Киаростами. В трехминутном эпизоде «Где ж мой Ромео?» ничего и не показано, кроме женских слез во время просмотра концовки того самого фильма 1968 года. А больше и не нужно было. Здесь слова излишни.

Автор: Анастасия Писарева, 17 лет. Ярославль. 

© 2007-2016 yulia6@mail.ru