Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод Бориса Пастернака. - Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод Бориса Пастернака.

Меркуцио:
Что сны - галиматья.
Ромео:
А я не ошибался в них ни разу.
Меркуцио:
Все королева Маб. Ее проказы.
Она родоприемница у фей,
А по размерам - с камушек агата
В кольце у мэра. По ночам она
На шестерне пылинок цугом ездит
Вдоль по носам у нас, пока мы спим.
В колесах - спицы из паучьих лапок,
Каретный верх - из крыльев саранчи,
Ремни гужей - из ниток паутины,
И хомуты - из капелек росы.
На кость сверчка накручен хлыст из пены,
Комар на козлах - ростом с червячка,
Из тех, которые от сонной лени
Заводятся в ногтях у мастериц.
Ее возок - пустой лесной орешек.
Ей смастерили этот экипаж
Каретники волшебниц - жук и белка.
Она пересекает по ночам
Мозг любящих, которым снятся нежность
Горбы вельможи, которым снится двор
Усы судей, которым снятся взятки,
И губы дев, которым снится страсть.
Шалунья Маб их сыпью покрывает
За то, что падки к сладким пирожкам.
Подкатит к переносице сутяги,
И он почует тяжбы аромат.
Щетинкой под ноздрею пощекочет
У пастора, и тот увидит сон
О прибыльности нового прихода.
С разбегу ринется за воротник
Солдату, и ему во сне приснятся
Побоища, испанские ножи,
И чары в два ведра, и барабаны.
В испуге вскакивает он со сна
И крестится, дрожа, и засыпает.
Все это плутни королевы Маб.
Она в конюшнях гривы заплетает
И волосы сбивает колтуном,
Который расплетать небезопасно.
Под нею стонут девушки во сне,
Заранее готовясь к материнству.
Вот эта Маб...
Ромео:
Меркуцио, молчи.
Ты пустомеля.
Меркуцио:
Речь о сновиденьях.
Они плоды бездельницы-мечты
И спящего досужего сознанья.
Их вещество - как воздух, а скачки
Как взрывы ветра, рыщущего слепо
То к северу, то с севера на юг
В приливе ласки и порыве гнева.
Бенволио:
Не застудил бы этот ветер твой
Нам ужина, пока мы сдуру медлим.
Ромео:
Не сдуру медлим, а не в срок спешим.
Добра не жду. Неведомое что-то,
Что спрятано пока еще во тьме,
Но зародится с нынешнего бала,
Безвременно укоротит мне жизнь
Виной каких-то страшных обстоятельств.
Но тот, кто направляет мой корабль,
Уж поднял парус. Господа, войдемте!
Бенволио:
Бей в барабан!

Уходят.

Сцена 5

Зал в доме Капулетти.
Музыканты. Слуги с салфетками.
Первый слуга
Где Антон Сотейщик? Отчего не помогает убирать? Так и липнет к
объедкам! Так и возит языком!
Второй слуга
Плохо дело, когда вся работа на одном или двух, да и у тех руки
немытые.
Первый слуга
Резные кресла вон, горки с посудой - к стене. Присматривай за серебром.
Припрячь мне, дорогой мой, кусок, марципану и, если любишь меня, предупреди
внизу у входа, чтобы пропустили Надежду Наждачницу и Нелли. Антон Сотейщик!
Третий слуга
Здесь я. Об чем крик?
Первый слуга
В большой комнате тебя зовут, кличут, требуют, и уж не знаю, как
сказать.
Третий слуга
Всюду не поспеешь, надвое не разорваться. Веселей поворачивайся,
ребята! Поживешь дольше - наживешь больше.
Входят Капулетти, леди Капулетти,
Джульетта и Тибальт с домашними навстречу гостям и ряженым.
Капулетти:
Привет, синьоры! Дамам без мозолей
У нас работы хватит до утра.
Что скажете, красавицы? Какая
Не станет после этого плясать?
Сейчас и заподозрим, что мозоли.
Вот видите, у нас вы и в руках.
Привет, синьоры! Дамам, было время,
И я признанья на ухо шептал.
То время миновало, миновало...
Входят Ромео, Меркуцио, Бенволио и другие.
Привет, друзья! Играйте, музыканты!
С дороги все! Танцоры, дамы - в круг!

Музыка. Гости танцуют.

Побольше света! Отодвиньте стулья!
Залейте жар в камине: духота.

Дяде Капулетти.

Глядишь на танцы, так и разбирает.
Нет, что вы, сядьте, где уж нам плясать!
Когда, скажите, дядя Капулетти,
Плясали в масках мы в последний раз?
Дядя Капулетти
Да, думаю, тому назад лет тридцать.
Капулетти:
О нет, не так давно, не так давно!
Считайте, сколько лет женат Люченцо?
Никак не больше двадцати пяти.
На свадьбе у него мы и плясали.
Дядя Капулетти
Да нет, их сыну тридцать с чем-то лет.
Капулетти:
Он только год, как вышел из опеки.
Ромео:

слуге из своей компании

Кто эта барышня, с которой в ряд
Стал этот кавалер?
Слуга:
Не знаю, сударь.
Ромео:
Ее сиянье факелы затмило.
Она, подобно яркому бериллу
В ушах арапки, чересчур светла
Для мира безобразия и зла.
Как голубя среди вороньей стаи,
Ее в толпе я сразу отличаю.
Я к ней пробьюсь и посмотрю в упор.
Любил ли я хоть раз до этих пор?
О нет, то были ложные богини.
Я истинной красы не знал доныне.
Тибальт:
Мне показалось, голосом - Монтекки.
Мальчишка, шпагу! Этот негодяй
Осмелился пробраться к нам под маской
В насмешку над семейным торжеством!
Ну что ж, у нас находчивости хватит.
Он жизнью мне за этот шаг заплатит.
Капулетти:
Мой дорогой, зачем ты поднял крик?
Тибальт:
У нас Монтекки! Как он к нам проник?
Врывается к нам, ни на что не глядя,
Чтобы позорить нас на маскараде!
Капулетти:
Ты о Ромео?
Тибальт:
О дрянном Ромео.
Капулетти:
Приди в себя. Что ты к нему пристал?
Он держится, как должно, и в Вероне
Единогласно признан, говорят,
Примером истинного благородства.
За все богатства мира я не дам
Кому-нибудь у нас его обидеть.
Оставь его, вот мой тебе приказ.
И если для тебя я что-то значу,
Развеселись и больше лба не хмурь.
В гостях надутость эта неуместна.
Тибальт:
Нет, к месту, если лишние в гостях.
Я не снесу...
Капулетти:
Снесешь, когда прикажут!
Вы слышали? Каков! Он не снесет!
Он не снесет! Не я, а он хозяин!
Он не снесет! Он мне, того гляди,
В моей гостиной общество взбунтует!
Он главный тут! Он все! Он коновод!
Тибальт:
Но, дядя, это срам.
Капулетти:
Без разговоров!
Угомонись!

Гостям.

Так, так. Не может быть!

Тибальту.

Он будет мне давать еще советы!

Гостям.

Не может быть!

Тибальту.

Ты неуч и буян!
Учись манерам.

Слугам.

Свету, больше свету!

Тибальту.

Добром не хочешь - силой научу.

Гостям.

Что за разброд? Дружнее, дорогие!
Тибальт:
Уйти, смиреньем победивши злость?
Что ж, и уйду. Но ваш незваный гость,
Которого нельзя побеспокоить,
Еще вам будет много крови стоить!

Уходит.

Ромео:

одетый монахом, Джульетте

Я ваших рук рукой коснулся грубой.
Чтоб смыть кощунство, я даю обет:
К угоднице спаломничают губы
И зацелуют святотатства след.
Джульетта:
Святой отец, пожатье рук законно.
Пожатье рук - естественный привет.
Паломники святыням бьют поклоны.
Прикладываться надобности нет.
Ромео:
Однако губы нам даны на что-то?
Джульетта:
Святой отец, молитвы воссылать.
Ромео:
Так вот молитва: дайте нам работу.
Склоните слух ко мне, святая мать.
Джульетта:
Я слух склоню, но двигаться не стану.
Ромео:
Не надо наклоняться, сам достану.

Целует ее.

Вот с губ моих весь грех теперь и снят.
Джульетта:
Зато мои впервые им покрылись.
Ромео:
Тогда отдайте мне его назад.
Джульетта:
Мой друг, где целоваться вы учились?
Кормилица:
Тебя зовет мамаша на два слова.
© 2007-2016 yulia6@mail.ru