Вильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод А.Радловой

----------------------------------------------------------------------------
Перевод Анны Радловой
Вильям Шекспир. Избранные произведения
Редакция текста, вступительная статья и комментарий А. А. Смирнова
Государственное издательство "Художественная литература", Л., 1939
OCR Бычков М.Н.
----------------------------------------------------------------------------

Трагедия в 5 актах

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

  • Эскал, князь веронский
  • Парис, молодой дворянин, родственник князя
  • Монтекки, Капулетти - главы двух враждующих семейств
  • Старик, родственник Капулетти
  • Ромео, сын Монтекки
  • Меркуцио, родственник князя и друг Ромео.
  • Бенволио, племянник Монтекки и друг Ромео
  • Тибальт, племянник госпожи Капулетти
  • Брат Лаврентий, Брат Иоанн - францисканцы
  • Бальтазар, слуга Ромео
  • Самсон,Григорий - слуга Капулети
  • Петр, слуга кормилицы Джульетты
  • Абрам, слуга Монтекки
  • Аптекарь
  • Три музыканта
  • Паж Париса
  • 2-й Паж
  • Пристав
  • Госпожа Монтекки, жена Монтекки
  • Госпожа Капулетти, жена Капулетти
  • Джульетта, дочь Капулетти
  • Кормилица Джульетты
  • Горожане Вероны; несколько мужчин и женщин - родственники обоих домов;
  • маски, стража, сторожа и свита князя

Место действия: Верона и Мантуя.

ПРОЛОГ

Входит Хор.

Хор
Два дома, родовитостью равны
В Вероне, что театр наш представляет,
Вражды закоренелой вновь полны,
И кровь сограждан руки их пятнает.

И вот, от чресл двух роковых семей
Любовников злосчастных вышла пара,
Что жалостной судьбой своих смертей
Могилой стала вражеского жара.

Их страсти обреченное теченье,
Родни упорство в споре том суровом,
Что в смерти лишь имело пресеченье,
Покажем в представленье двухчасовом.

Чтоб взгляд ваш к промахам терпимей был,
Стараться будем мы по мере сил.

АКТ I

СЦЕНА 1

Верона. Площадь.
Входят Самсон и Григорий, слуги Капулетти, вооруженные мечами и щитами.

Самсон
Григорий, клянусь, мы не потерпим, чтобы нас чернили.

Григорий
Нет, а то бы мы стали угольщиками.

Самсон
Я хочу сказать, что если мы почернеем от злобы, то будем драться.

Григорий
Ну, а пока ты жив, вытаскивай свою шею из черной петли.

Самсон
Если меня только тронут, я поколочу.

Григорий
Но не так-то легко тебя растрогать для колотушек.

Самсон
Всякая собака из дома Монтекки трогает меня.

Григорий
Трогаться - значит действовать. А быть отважным - значит стоять.
Поэтому, если ты тронешься, то убежишь.

Самсон
Если только тронет меня собака из этого дома, я буду крепко стоять. Я
буду один защищать стену от любого мужчины или девки из дома Монтекки.

Григорий
Это и показывает, что ты слабый раб: слабые становятся у стенки.

Самсон
Правильно; поэтому женщину, как более слабую посудину, всегда притыкают
к стене. Вот я мужчин из дома Монтекки сброшу со стены, а девок припру к
стене.

Григорий
Ссора между нашими господами, а мы их слуги.

Самсон
Все едино. Я буду настоящим извергом: приколотив мужчин, я буду жесток
и с девками, я им отрежу головы.

Григорий
Головы - девкам?

Самсон
Ну, там, головы или что другое, - понимай, как знаешь.

Григорий
Должны понимать те, которые это почувствуют.

Самсон
Они здорово почувствуют, как я способен стоять: ведь известно, что у
меня крепкое мясо.

Григорий
Хорошо, что ты не рыба. Будь ты рыба, был бы ты вяленой треской.
Вытаскивай свое оружие, - сюда идут двое из дома Монтекки.

Входят Абрам и Бальтазар.

Самсон
Оружие мое обнажено. Начинай ссору, я буду у тебя за спиной.

Григорий
Не хочешь ли ты повернуть спину и бежать?

Самсон
Не бойся меня.

Григорий
Нет, чорт возьми, я боюсь за тебя!

Самсон
Пусть закон будет на нашей стороне, - пусть они начнут.

Григорий
Я нахмурюсь, когда буду проходить мимо них, и пусть принимают это, как
хотят.

Самсон
Не как хотят, а как посмеют. Я покажу им кукиш. Это для них
оскорбление, если они это потерпят.

Абрам
Вы нам показываете кукиш, сударь?

Самсон
Я показываю кукиш, сударь.

Абрам
Вы нам показываете кукиш, сударь?

Самсон тихо Григорию
Будет закон на нашей стороне, если я скажу: да?

Григорий
Нет.

Самсон
Нет, сударь, я не показываю вам кукиш, я просто показываю кукиш.

Григорий
Вы хотите ссориться, сударь?

Абрам
Ссориться, сударь? Нет, сударь.

Самсон
Если вы хотите ссориться, сударь, я готов. Мой господин не хуже вашего,

Абрам
Но не лучше.

Самсон
Ладно, сударь.

Входит Бенволио.

Григорий (тихо Самсону) Скажи: "лучше"! Сюда идет один из родственников нашего хозяина.

Самсон
Лучше, сударь.

Абрам
Вы лжете!

Самсон
Сражайтесь, если вы мужчины. Григорий, вспомни свой хваленый удар.

Дерутся.

Бенволио разнимает их шпаги
Болваны!
Прочь шпаги! Что вы без толку сцепились?

Входит Тибальт.

Тибальт
Дерешься ты среди трусливых слуг?
Бенволио, повернись, на смерть взгляни!

Бенволио
Я их мирил. Возьми же шпагу прочь
Иль в ход ее пусти, чтоб помирить их.

Тибальт
Средь драки - и о мире? Слово мерзко,
Как ад, как все Монтекки и как ты.
Держись же, трус!

Дерутся.
Входят представители обоих домов, потом горожане
и приставы с дубинками.

1-й Пристав
Эй, палок, алебард, дубин! Бей их!
Бей Капулетти! Бей Монтекки всех!

Входят старик Капулетти в халате и госпожа Капулетти.

Капулетти
Что здесь за шум? Подать мой длинный меч!

Госпожа Капулетти
Костыль, костыль! Зачем вам нужен меч!

Капулетти
Сказал я - меч: идет старик Монтекки,
И на меня мечом своим он машет!

Входят старик Монтекки и госпожа Монтекки.

Монтекки
О подлый Капулет!
Жене

Пусти, иду!

Госпожа Монтекки
Нет, нет! Ища врага, найдешь беду!

Входит Князь Эскал со свитой.

Князь
Вы, непокорные враги покоя,
Пятнающие кровью ближних сталь,
Меня не слышите? Вы люди-звери,
Гасящие огонь смертельной злобы
Багровыми струями ваших жил, -
Под страхом пытки, из кровавых рук
Оружье наземь бросьте и внимайте
Разгневанного князя приговору.
Три раза попусту междоусобье
Ты, старый Капулетти, ты, Монтекки,
На улицах спокойных затевали,
Три раза заставляли древних граждан,
Пристойные отбросив украшенья,
Хвататься за старинное оружье
И, мир поправ, вам в распре помогать.
Кто б впредь из вас порядок ни нарушил -
Умрет за преступленье против мира.
На этот раз пусть все уходят прочь! -
Со мной идите, старый Капулетти.
Монтекки, вы прийти должны сегодня,
Чтоб нашу волю выслушать в дальнейшем,
К нам в Вилла-Франку, где мы суд вершим. -
Вы ж все под страхом смерти - уходите!

Уходят все, кроме Монтекки, госпожи Монтекки и Бенволио.

Монтекки
Кто ссору старую опять затеял?
Вы не были ль, племянник, при начале?

Бенволио
Здесь вашего врага и ваши слуги
Уж крепко дрались к моему приходу.
Я их разнять хотел, но тут вошел
Тибальт горячий с обнаженной шпагой,
Которой, понося меня, махал он
Над головой своей и резал воздух, -
А воздух лишь свистел неуязвимый.
Пока сражались мы мечом и словом,
Народ сбежался; общий бой горел;
Но князь пришел - и всех разнять велел.

Госпожа Монтекки
О, где Ромео? Рада я, что он
Отсутствием был от беды спасен.

Бенволио
Сударыня, еще сквозь золотое
Восточное окно луч не глядел,
Когда тоска гулять меня погнала.
Под тению смоковниц, что на запад
От городской стены произрастают,
Я сына вашего там рано видел.
Пошел за ним, но от меня Он скрылся
И в чащу леса тотчас ускользнул.
Я, зная это чувство по себе, -
Когда и сам себе бываешь в тягость
И тем сильней стремишься от других, -
Не стал его преследовать и рад был
Бежать того, кто от меня бежал.

Монтекки
Утрами часто там его видали;
Слезами умножал росу он, к тучам
Он тучи прибавлял глубоких вздохов;
Но только лишь всерадостное солнце
Там на краю востока полог темный
Откроет над постелью у Авроры, -
Бежал домой мой грустный сын от света,
И в комнате своей он замыкался,
От солнца окна запирал свои
И ночь искусственную создавал.
В его душе - зловещий черный цвет;
Мог бы спасти его благой совет.

Бенволио
Вы знаете причину, добрый дядя?

Монтекки
Не знаю и узнать я не могу.

Бенволио
Настойчиво расспрашивали вы?

Монтекки
Я спрашивал, а также и друзья;
Но он у чувства лишь совета просит, -
Хорош ли тот советчик, не скажу, -
И так он скрытен, так неоткровенен,
Так неохотно сердце раскрывает, -
Как почка, что червяк уже грызет,
Хотя еще не распустились листья

© 2007-2016 yulia6@mail.ru