Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод Осии Сороки. - Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод Осии Сороки.


Ее была я, видно, недостойна.
Так Петрова-дня, говорю, в канун
Четырнадцать Джульетте... Не забуду,
Как отлучала я ее от груди
Одиннадцать годов тому назад,
Когда землетрясенье разразилось.
Да, в точности тогда. Все помню я.
На солнышке у голубятни сев,
Сосок себе натерла я полынью.
Вы были в Мантуе с хозяином.
Нет, не беспамятна я, слава Богу.
От горечи, дурашенька моя,
Скривилась так и выплюнула сиську.
А тут и голубятни стенка трясь!
И я бегом оттуда!.. Было это
Одиннадцать годков тому назад.
Она уже стоять-ходить могла.
Да что там! Бегала уже повсюду.
И раньше днем упала, лоб расшибла.
Покойник муж, веселый человек,
Подняв ее, сказал: "Не падай носом.
Вот повзрослеешь, поумнеешь ты
И на спину лишь будешь падать. Верно?" И, плакать перестав, сказала "Да" Моя Джульетточка. Вот провались я!
И шутка оправдается теперь.
Сто лет жить буду, а не позабуду. "Ложиться будешь на спину?" И стихла
Малышка и проговорила "Да".

Синьора Капулетти
Пожалуйста, довольно. Помолчи уж!

Няня
Молчу, молчу. Но как тут не смеяться!
Малышка стихла и сказала "Да".
А ведь у ней на лбу вскочила шишка
Величиной с яички петушка,
И больно было, плакала прегорько. "Не падай носом, - говорит мой муж, - Вот повзрослеешь, поумнеешь ты
И на спину ложиться будешь. Верно?" Малышка стихла и сказала "Да".

Джульетта
Стихни и ты. Довольно уже, няня.

Няня
Молчу. Благослови тебя Господь.
Младенца краше мне не приходилось
Кормить и нянчить. Только бы дожить
До твоего замужества. И больше
Не надо ничего мне.

Синьора Капулетти
Вот об этом
И говорить хочу. Скажи мне, дочь,
Тебе бы не желалось выйти замуж?

Джульетта
Не думала об этой чести я.

Няня
"Об этой чести"! Ну, сказать бы можно,
Что ты всосала мудрость с молоком,
Когда б не знать, что я тебя вскормила.

Синьора Капулетти
Так вот подумай. Дочери семейств
Почтенных здешних и моложе даже
Становятся уж матерями. Я вот
Тебя в твои ведь годы родила.
Короче молвить, молодой Парис
Просил твоей руки.

Няня
Какой мужчина!
На целом свете... Ах, не человек,
А куколка!

Синьора Капулетти
Верона не знавала
Подобного цветка.

Няня
Да, да, цветок!

Синьора Капулетти
Что ж, дочка, сможешь полюбить такого?
В числе гостей он будет, граф Парис.
В его лицо ты вникни, словно в книгу.
Вглядись, вчитайся в каждую черту - Усладу там найдешь и красоту.
А что неясно в книге с первых фраз,
То растолкует выраженье глаз.
Сей книге одного недостает: Ей нужен драгоценный переплет,
Мужской красе оправа и оплот,
Который милая жена дает.
Женские руки, руки молодые
Обнимут, как застежки золотые.
И все, что мужнино, все общим будет,
А твоего нисколько не убудет.

Няня
Прибудет даже. Жены от мужей
Полнеют.

Синьора Капулетти
Коротко скажи, Джульетта,
Какого может ждать Парис ответа.

Джульетта
Если приязнь рождается от взгляда,
Глядеть, как вы велите, буду рада.

Входит прислужник.

Прислужник
Госпожа хозяйка, гости в сборе, на стол уж подают, ждут вас, зовут юную
синьору, няню в кладовой костят, и всюду суматоха. Бегу подавать, и прошу
вас пожаловать. (Уходит.)

Синьора Капулетти
Идем. Граф ждет.

Няня
К счастливым дням в придачу
Ночей счастливых дай тебе удача!

Уходят.

Сцена 4

(Улица перед домом Капулетти. Входят Ромео, Меркуцио, Бенволио, еще пять или
шесть ряженых и факельщики.)

Ромео
И эту заготовленную речь
Мы скажем? Иль войдем без объявленья?

Бенволио
Все эти устарели ухищренья: Амурчики с повязкой на глазах,
Что дам пугают бутафорским луком,
Как чучела пугают воронье; И худо вызубренные прологи,
Произносимые при входе в зал
С запинкою, с подсказкою суфлера.
Войдем, станцуем танец и уйдем.
Пусть судят и рядят как им угодно.

Ромео
Мне дайте факел; танцевать не буду.
Я буду освещать, не освящать.

Ромео одет паломником.

Меркуцио
Ромео милый, ты плясать обязан.

Ромео
Нет уж, уволь. У вас легки подошвы,
Моя ж душа вся налита свинцом.

Меркуцио
Займи, влюбленный, крылья у Амура
И воспари над грешною землей.

Ромео

Простреленный
, взлететь я не могу
Под тяжестью любви валюся наземь.

Меркуцио
Скорей любовь валится под тобою.
Не раздави ты нежную.

Ромео
Нежна?
О нет, любовь жестока и груба
И колет сердце острыми шипами.

Меркуцио
Груба любовь - и ты будь с нею груб,
Коли ее, свалив ее на землю. - Личину дайте мне - закрыть лицо,
Под образ дайте спрятать образину.
Пускай краснеет маска за меня
Румяная, с нависшими бровями.

Бенволио
Стучим и входим - и сейчас же в танец!

Ромео
Я - факельщик. Пусть те, кто легкосерд,
Щекочут пол подошвами. Я буду
В сторонке. По старинному присловью,
Умеющие свечку подержать
И в игроки сгодятся. За игрою
Понаблюдаю сбоку.

Меркуцио
Ты у нас
Конек игреневый, конек игривый,
Да только по уши погряз конек - Прощу прощения - в любовной жиже.
Мы вытащим тебя. - Но что же зря
Мы жжем огни?

Ромео
Не зря. Ведь ночь незряча.

Меркуцио
Мы тратим время, тратим свет огней.
Войти немедля было бы умней.

Ромео
Как раз войти-то будет и неверно.

Меркуцио
А почему?

Ромео
Мне сон приснился скверный.

Меркуцио
И мне приснился сон.

Ромео
О чем же он?

Меркуцио
Что лживы сны.

Ромео
Навряд ли лжет мой сон.

Меркуцио
Колдуньей Мэб сон этот наведен.
Она ведь повитуха сновидений
У эльфов. И катают еженощно
Ее по переносицам людским
Лошадки-крохотки; а Мэб размером
С перстневый малый камушек-агат.
Ее карета - скорлупа лесного
Ореха. С незапамятных времен
Грызунья-белка или древоточец
Кареты эти эльфам мастерят.
Спицы колес - из ног караморы,
Каретный верх - из крыльев саранчовых,
Упряжь и кнут - из тонкой паутины,
А кнутовище - из ноги сверчка.
А хомуты - из лунных влажнолучий,
А кучером - комар сероливрейный,
Что вполовину меньше червячков,
Которые заводятся в ногтях
У девушек ленивых. В той карете
Мэб скачет по влюбленным головам - И снится им любовь. А у придворных
Проедет по ногам, и снятся им
Поклоны-реверансы. У юристов - По пальцам, и приснится гонорар.
Скользнет по губкам дамским, и приснятся
Им поцелуи; часто эти губки
Болячками карает Мэб, сердясь,
Когда сластями приторными губят
Естественный дыханья аромат.
А по носу у стряпчего проскачет,
И тотчас же почудится ему,
Что выгодное дельце он унюхал.
А хвостиком покрутит поросячьим
У патера приходского в ноздрях - Тому приход богатенький приснится.
По горлу Мэб проедет у солдат,
И вражьи перерубленные шеи
Приснятся им, испанские клинки,
Засады, бреши - и вина по горло.
Забарабанит Мэб солдату в ухо - И вскакивает по тревоге он,
И, ошалело помолясь, ложится
И засыпает снова. Эта Мэб
Лошадьи гривы спутывает ночью
И волосы сплетает в колтуны,
А расплети их - и беда нагрянет.
Эльфиха эта, ведьма эта, Мэб
Наляжет спящей девушке на грудь
И давит, пригнетает - приучает
К уделу женскому. И эта Мэб...

Ромео
Уймись, уймись! Пустое говоришь.

Меркуцио
Да, говорю о снах, а сны - пустое.
Фантазия, рождающая сны,
Легка и невещественна, как воздух,
И ветра переменчивей она,
Который только что овеивал
Грудь ледяную севера, ан гладь - Уже обиженно переметнулся
На юг росистый.

Бенволио
Свеял нас с пути
Твой этот ветер. К ужину уже мы
Не поспеваем.

Ромео
Нет, мы чересчур
Спешим. И с нашей нынешней гульбы,
Боюсь, начнется роковое что-то,
В звездах назревшее, и оборвет
Немилую мне жизнь. Но хватит медлить!
Небесный кормчий, правь моей ладьею!
Вперед, весельчаки!

Бенволио
Бей, барабан!

Уходят.

Сцена 5

Зал в доме Капулетти. Входят слуги с салфетками.

Первый слуга
Где Потпэн? Почему не помогает убирать? Когда мы дождемся, чтоб он взял
подносы? Чтоб он выскоблил столы?

Второй слуга
Если хватает на такое совести - перелагать всю работу на одного-двух,
то уж это бессовестно.

Первый слуга

© 2007-2016 yulia6@mail.ru