Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод А.Григорьева. - Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод А.Григорьева.


Ланит и уст твоих поблекнут розы,
Как пепел бледны станут; окна глаз
Замкнутся, как бы смерть сама закрыла
Для жизненного света их; и каждый
Твой член, упругой живости лишившись,
Окоченеет, будет неподвижен
И холоден, как смерть сама; и в этом
Подобьи смерти цепенящей - ты
Пробудешь сорок два часа. Когда
Будить тебя придет жених твой утром,
Тебя найдет он мертвою на ложе.
Тогда, как в наших сторонах ведется,
В одеждах лучших, в незакрытом гробе.
Чтоб с предками в одной была могиле,
Снесут тебя в старинный склеп семейный,
Где Капулетов все родство лежит,
А между тем, еще до пробужденья
Уведомлю письмом я Ромео: он
Сюда приедет. Я и он, мы оба
Стеречь минуту, как проснешься, будем;
И в ту же ночь потом твой Ромео должен
С тобой отсюда, в Мантую бежать;
Вот что освободит тебя от срама,
Грозящего тебе, коль только нрава
Непостоянство или женский страх
Души твоей не поколеблят в деле.

Джульетта.
Дай мне ты, дай! Не говори о страхе!

Лоренцо.
Возьми... Ступай же! Будь неколебима
И счастлива ты в деле. К мужу я
Отправлю в Мантую письмо; снесет
Его монах.

Джульетта.
О! дай любовь мне силу, -
И сила та одна меня спасет!
Прощай, отец мой!

Уходят.

СЦЕНА II.

Комната в доме Капулетов.
Входят Капулет, синьора Капулет, кормилица и слуги.

Капулет давая слуге список.
Зови ты всех, кто здесь записан, в гости!
Слуга уходит.
А ты, шельмец; пойди найми
Мне двадцать поваров хороших!

2-й слуга.
Дурных уж не приведу, мессер; потому - я наперед посмотрю:
облизывают ли они у себя пальцы.
Капулет. Да что ж ты из этого узнаешь?
2-й слуга.
Помилуйте, мессер! Плохой уж повар, который у себя пальцев
не облизывает; не вкусно, значит, готовит; я потому и не приведу таких,
которые пальцев у себя не облизывают. Уходит.

Капулет.
Ну, ступай!
Однако, не застали б нас врасплох!
Ну, что же? дочь ходила ль к фра Лоренцо?

Кормилица.
Как не ходить - ходила!

Капулет.
Ну, он авось на ум ее наставил...
Ведь этакая нравная девчонка!

Входит Джульетта.

Кормилица.
Вы посмотрите-ко, с каким веселым
Пришла она от исповеди видом.

Капулет.
Ну, где моя упрямица, шаталась?

Джульетта.
Где я училась каяться в грехе
Преступного непослушанья
И вам и вашим приказаньям. Падре
Лоренцо мне велел просить прощенья
У ваших ног: простите ж, умоляю!
Отныне вам во всем я подчинюсь.

Капулет.
Послать за графом с вестию об этом!
Хочу я непременно окрутить,
Вас завтра утром.

Джульетта.
Встретилась сама я
С синьором графом в келье фра Лоренцо
И выказала я к нему настолько
Любви, насколько лишь могла
Без нарушенья скромности девичьей.

Капулет.
Ну, очень рад! Прекрасно! Встань... Все это,
Как следственно... Мне графа б повидать.
Иди же, говорят, за ним! Скорее!
А золотой ведь, право, человек-то
Святой отец для города всего.

Джульетта.
Кормилица! пойдем со мною в спальню
И помоги ты мне наряды выбрать,
Какие к утру завтрашнему нужны.

Синьора Капулет.
Нет, нет! В четверг все это... Время будет.

Капулет.
Ступай ты с ней, кормилица! Так завтра
Мы в церковь.

Джульетта и кормилица уходят.

Синьора Капулет.
Как мы только все успеем?
Ведь скоро ночь.

Капулет.
Молчи уж, сам примусь я
За все и все пойдет по маслу, живо...
Уж ты покойна будь, жена!
Ступай к Джульетте, помогай в нарядах.
Я спать не лягу, ты меня оставь!
Сам за хозяйку нынче я... Эй вы!
Вое разбрелись... ну, что ж? схожу, пожалуй,
Я к графу сам, чтоб известить его
О завтрашнем. Как на сердце-то стало
Легко мне удивительно, лишь только
Одумалась упрямая девчонка! Уходит.

СЦЕНА III

Спальня Джульетты.
Входят Джульетта и кормилица.

Джульетта.
Да! этот вот наряд всех лучше будет.
Но, вот что, милая кормилица моя!
Пожалуйста, оставь меня одну ты
На эту ночь. Мне нужно очень много
Молиться, чтоб умилостивить небо мне.
Ты знаешь: тяжкий грех на мне лежит!"

Входит синьора Капулет.

Синьора Капулет.
Что? заняты? Не надо ли помочь вам?

Джульетта.
О, нет, синьора! Выбрали мы все,
Что завтра нужно будет для обряда...
Позвольте мне наедине с собою
Теперь остаться. Пусть уж с вами ночь
Кормилица пробудет. Я ведь знаю,
Что хлопоты у вас большие на руках
И дело к спеху.

Синьора Капулет.
Ну, покойной ночи!
Ложись в постель и засыпай-ко с богом...
Тебе теперь покой необходим.

Уходят синьора Капулет и кормилица.

Джульетта.
Прощайте... Знает бог один, когда мы
Увидимся... И странный, и холодный
Какой-то страх по жилам пробегает
И леденит всю жизни теплоту.
Не воротить ли их, чтоб ободриться?
Кормилица... Но что ей делать здесь?
Одна ужасную должна сыграть я сцену...
Приди, фиал!...
Что, если не подействует напиток?
Меня ведь повенчают завтра утром!
Нет! нет!
Кладет под подушку нож.
Вот кто спасет меня... ложись ты здесь!
А что, коль это яд, коли вручил
Монах его мне с хитростью, нарочно,
Чтоб умерла я?.. Опозорен этим
Ведь браком он, меня венчавший с Ромео!
Боюся я... но нет... не может быть!
За праведника он всегда считался
И мысли я питать дурные не хочу...
А что, копи положенная в гроб,
Проснуся прежде я, чем Ромео мой
Придет освободить меня?... О! страшно!
Что, коль задохнусь я в могильном склепе,
Ужасный зев которого в себя
Струй воздуха свежащих не вдыхает,
И, задохнувшися, умру я прежде,
Чем Ромео мой придет?
Иль, если я жива останусь, разве
Не может быть, что сочетанье смерти
Со тьмой и ужас места самого...
Ведь это склеп могильный и старинный,
Где, несколько уже столетий, кости
Моих усопших предков хоронились...
Где окровавленный и свежий труп Тибальта
В земле гниет под саваном своим.
Где, говорят, в полуночную пору
Выходят мертвецы... увы! увы!
Не может разве быть, что слишком рано
Проснуся я?... и этот смрад гниенья,
Глухие стоны, стонам мандрагоры
С корнями вырванной подобные, которых,
Не обезумевши, никто живущий
Но может слышать... О! коль так проснуся,
Могу ль с ума я не сойти, среди
Всех адских ужасов и, обезумев,
Играть костями предков стану я,
И саван сдерну с мертвого Тибальта,
И в бешенстве, схвативши предка кость,
Как палицей ей раздроблю свой череп
Помешанный... О! вот: я вижу брата тень...
За Ромео гонится она, который
Концом меча насквозь ее пронзил...
Стой, стой Тибальт! О Ромео, Ромео, Ромео!
Вот мой фиал!... Пью за тебя его.

Пьет и кидается на постель.

СЦЕНА IV.

Зала в доме Капулетов.
Входят синьора Капулет и кормилица.

Синьора Капулет.
На вот ключи и пряностей достань
Кормилица.

Кормилица.
В пирожное айвы
И фиников там требуют.

Входит Капулет.

Капулет.
Живей!
Живей! живей! Вторые петухи
Пропели: колокол звонил... Теперь
Уж три часа, Анджелика! на кухню
Ты заглянула бы... да чтобы ничего
Там не жалели...

Кормилица.
Ох вы, суета!
Ложитесь-ко вы лучше. Ведь, ей богу,
Вы нездоровы будете на утро,
Не спавши ночь.

Капулет.
Ни-ни: вот-на! Я часто
Ночей не спал бывало из-за дел
Гораздо меньше важных... не бывал же
Я болен.

Синьора Капулет.
Да! в свое ты время был,
Известным мышеловом... Но теперь
Мое уж дело, чтоб в таких делах ты
Ночей без сна не проводил.
Уходят синьора Капулет и кормилица.

Капулет.
Ишь ревность-то! Ишь ревность-то!
Входят слуги с блюдами и корзинами. Эй малый!
Что у тебя?

1-й слуга.
Для повара тут что-то,
Мессер, а сам не знаю, право, что.

Капулет.
Тащи скорей, скорей!
1-й слуга уходит.
Шельмец! неси
Сюда поленьев ты посуше... Пьетро
Покличь: тебе укажет он, где взять.

2-й слуга.
Настолько у меня у самого, мессер.
Смекалки хватит... Что тревожить Пьетро? Уходит.

Капулет.
Ответил славно! Ай да шельмин сын!
Ай, да поденный мастер!.. Бог ты мой!
Уж день! Граф тотчас с музыкой прибудет;
Так обещался... да уж он и близко.
Я слышу... Эй! кормилица! жена!
Эй вы! кормилица! да ну же ты!
Входит кормилица. Ступай, буди Джульетту, одевай!
А я пойду с Парисом поболтаю.

© 2007-2017 yulia6@mail.ru