Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод А.Григорьева. - Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод А.Григорьева.


И будь твоей любовию Джульетта,
И, только что женившись, ты убил бы
Тибальта, и с ума как я сошел бы,
И будь как я ты изгнан, ну, тогда
Ты мог бы говорить, тогда ты мог бы
Рвать волосы и по земле валяться,
Как я теперь,
Заранее свою могилу измеряя.

Лоренцо.
Встань! В дверь стучатся! Спрячься, добрый Ромео!

Стук в двери.

Ромео.
Нет! Разве облака от пара вздохов
Меня от глаз людских сокроют, может быть!

Стук.

Лоренцо.
Ты слышишь, как стучатся! Встань ты, Ромео!
Тебя ведь схватят!
Подождите.
Встань же!
Ступай в мою рабочую!
Сейчас!
О, господи! Что за безумство!
Тотчас!
Кто так стучит? Откуда? Что угодно?

Кормилица за дверями.
Впустите-ко! Узнаете, с чем к вам я!
Пришла я от синьоры от Джульетты.

Лоренцо отворяя.
Ну, так добро пожаловать! Идите!

Входит кормилица.

Кормилица.
Ах, мой отец святой! Скажи, святой отец,
Где муж моей синьоры, где тут Ромео?

Лоренцо.
Вон на земле он, пьян от слез своих.

Кормилица.
Ну, вот совсем, как и моя синьора,
Точнехонько!

Лоренцо.
О, горестное сходство!
Плачевный вид!

Кормилица.
Лежит она вот так же,
Рыдает все да плачет, плачет да рыдает!
Да встаньте, встаньте, если вы мужчина...
Джульеттой вас я, ею заклинаю: встаньте.
Что очень в охи вы вдались, да в ахи?

Ромео.
Кормилица!

Кормилица.
Синьор, синьор! Ведь все помрем мы!

Ромео.
Ты о Джульетте говорила? что с ней?
О, лютого она убийцу видит
Теперь во мне, который запятнал
Цвет первый наших радостей такою
Родной и близкой кровью? Где она?
Что с ней? Что говорит о страсти тайной
О нашей тайная моя жена?

Кормилица.
Ах, ничего, синьор! А все лишь плачет-плачет!
То на постелю бросится, то вскочит,
Зовет Тибальта, Ромео вдруг кричит
И бросится опять в постелю!

Ромео.
Это имя,
Как пуля из пищали смертоносной,
Ее сражает, как рука моя сразила
Проклятая ее родного... О! скажи мне,
Скажи мне, падре: где, в которой части
Состава моего презренной имя
Сокрыто это? О, скажи, чтоб мог я
Жилище ненавистное его
Разрушить. Хочет заколоться.

Лоренцо.
Удержи отчаянную руку!
Мужчина ль ты? По виду ты мужчина,
Но по слезам ты женщина, а дикий
Твой замысел достоин только зверя.
О, баба безобразная под видом
Мужчины! Или, хуже даже, зверь ты
Чудовищный под видом обоих!
Ты изумил меня: клянусь святым
Я нашим орденом! В тебе я больше
Предполагал характера и воли!
Убил Тибальта, а теперь себя
Убить ты хочешь и убить жену,
Которая живет одним тобою!
Ведь самого себя проклятью предаешь ты,
Ругаешься над жизнью, небом и землею!
Жизнь, небо и земля соединились
В твоем рожденьи: ты от них от всех
Отречься хочешь! Фуй!.. Ведь ты срамишь
Любовь свою и красоту и ум!
Как ростовщик богатствами владеешь
Без пользы ты, как надо не умеешь
Употреблять любовь и ум и красоту.
Краса твоя - фигура восковая,
Лишенная душевной силы мужа:
Любовь твоя и клятва - вероломство,
Убийство той, кого клялся любить ты;
А ум твой разум, это украшенье
Любви и красоты, - слепой вожак для них,
И все равно теперь, что у солдата
Неловкого в пороховнице порох;
Он вспыхнул от оплошности твоей,
И стал тебе в погибель, не в защиту.
Ну, встань же, человек! - Жива твоя Джульетта,
Из-за которой ты от горя умирал;
Ты счастлив: мог ты быть убит Тибальтом,
Но сам убил Тибальта! Ты ль не счастлив?
Закон, грозящий смертью - друг тебе,
Смерть обратил в изгнанье он. Ну, ты ли
Не счастлив? Над головой твоею явно
Сосредоточились благословенья,
Ухаживает счастье за тобой;
А ты, как нравная, упрямая девчонка.
На счастье и любовь все губы дуешь!
Смотри, смотри! с такими будет худо!
Ступай к жене, как было решено,
Влезь в комнату, утешь ее ты в горе,
Но не забудь уйти до смены стражи;
Иначе в Мантую не проберешься ты...
Там жить ты должен до тех пор, пока
Удобного мы времени не сыщем
Брак объявить и помирить семейства,
Прощение у князя испросить
И вновь сюда призвать тебя. И будешь
Ты во сто раз счастливее тогда,
Чем горестен теперь при расставанья.
Иди вперед, кормилица! Синьоре
Ты кланяйся, скажи, чтоб уложила
Своих пораньше слать... Они теперь
Утомлены печалию и скоро
Заснут. А Ромео - за тобой!

Кормилица.
Ах, боже
Ты господи! Вот, кажется бы, ночь
Я целую все слушала такие
Разумные советы! Ну, уж правда:
Ученье свет, а неученье тьма.
Синьор, скажу синьоре, что придете.

Ромео.
Скажи! да не забудь сказать ты милой,
Чтобы меня готовилась бранить.

Кормилица.
А вот, мессер, кольцо она отдать вам
Просила. Но спешите-ко, уж поздно!

Уходит.

Ромео.
О! Как меня подарок оживил!

Лоренцо.
Ступай же... Доброй ночи! Но смотри ты:
Судьба твоя зависит от того,
Чтоб ты ушел отсюда до рассвета.
Живи ты в Мантуе: найду слугу
Я твоего и он по временам
К тебе являться будет с доброй вестью
О всем, что здесь хорошего случится.
Ну, дай мне руку! Поздно. Доброй ночи!

Ромео.
Когда б меня звала отсель не радость
Превыше радости самой,
Расстаться грустно было б мне с тобой.
Прощай!

Уходят.

СЦЕНА IV.

Комната в доме Капулетов.
Входят Капулет, синьора Капулет и Парис.

Капулет.
Беды такие выпали, мессер,
Что дочь предупредить мы не успели...
Извольте видеть: очень уж любила
Она Тибальта, брата своего.
И я, ведь, тоже... Ну, да все родимся
Чтоб умереть мы! Поздно уж теперь;
Вниз не сойдет она. Я сам ведь был бы -
Готов хоть побожиться - с добрый час,
Без вашего сообщества, в постели.

Парис.
Для сватовства не время - время плача.
Синьора, доброй ночи! Дочке вашей
Поклон мой.

Синьора Капулет.
Передам - и завтра утром
Ее узнаю мысли: нынче ж ночью
Замкнулась вся она в свою печаль.

Капулет.
Мессер Парис! Могу ручаться смело
Вам за любовь я дочери... Она,
Я полагаю, управлять собою
Мне даст во всем; да что тут? Полагаю,
Сомнений нет! Жена! Сходи-ко к ней
Ты прежде, чем уляжешься в постелю,
И о любви ты сына моего
Париса извести ее... Да ей
Скажи - заметь ты это хорошенько -
Что в середу... постой!.. Какой бишь день-то
Сегодня?

Парис.
Понедельник, мой синьор!

Капулет.
А! понедельник... Да... Эге! ну, в среду
Уж слишком скоро. Пусть в четверг. В четверг, мол,
Пойдешь ты под венец с синьором графом.
Вы будете ль готовы? Вам по нраву ль
Такая скорость? Шуму поднимать
Не станем мы большого... Так? - Два-три
Приятеля... А то, ведь, только что убит
Тибальт; ну, могут, знаете, подумать,
Что о родном мы нашем не горюем,
Коль пир задать... С полдюжины друзей
И - все тут. Что ж, о четверге каких
Вы мыслей?

Парис.
Мой синьор, зачем четверг - не завтра?

Капулет.
Прекрасно. Ну, ступайте... так в четверг!
Сходи к Джульетте прежде, чем ложиться,
К дню свадьбы приготовь ее, жена!
Прощайте, мой синьор! Эй! в комнату мне свечку!
Однако, правду молвить, так уж поздно,
Что скоро будет рано... Доброй ночи!

Уходят.

СЦЕНА V.

Спальня Джульетты.
Входят Ромео и Джульетта.

Джульетта.
Уж ты идешь? Еще не скоро день...
То соловья, не жаворонка голос
В твой боязливый слух вонзился звоном...
Ночью всегда поет он на гранате...
Поверь мне, милый, это соловей!

Ромео.
Нет! жаворонок это - вестник утра.
Не соловей! Взгляни, любовь моя:
Завистливые проблески уж ярко
Край облаков востока золотят...
Сгорели свечи ночи, день веселый
Встал на дыбки на высях гор туманных...
Итти и жить мне надо, иль остаться
И умирать!

Джульетта.
Тот блеск - не свет дневной,
Я это знаю, знаю хорошо.
То - метеор от испарений солнца,
Чтобы тебе в ночи светить как факел
И в Мантую дорогу озарять.
Останься же, итти еще не время!

Ромео.
Ну пусть меня возьмут, влекут на смерть!
Доволен я, коль ты того желаешь!
Да! этот серый свет - не утра взор,
То - Цинтии чела лишь отблеск бледный,
И то не жаворонок высоко над нами
Под сводом неба громко зазвенел...
И больше, больше у меня желанья
Остаться здесь, чем воли уходить.
Приди ты, смерть: привет тебе! Джульетта
Так хочет. Жизнь, душа моя! Ну, что же?
Давай же говорить... еще не день.

© 2007-2017 yulia6@mail.ru