Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод А.Григорьева. - Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод А.Григорьева.


Увы! что нового? что ты ломаешь руки?

Кормилица.
О, горе нам! Он умер, умер, умер!
Погибли мы, синьора! мы погибли!
Ужасный день! Погиб, убит он, умер!

Джульетта.
Ужели небо может быть так злобно?

Кормилица.
Не может небо: ну, так Ромео мог...
О, Ромео, Ромео!
Ну, кто бы мог подумать это? Ромео!

Джульетта.
Что ты за дьявол, что меня так мучишь?
В аду от пытки от такой застонешь!
Себя что ль Ромео сам убил? Скажи ты.
Простое "да" скорей меня отравит,
Чем василиска смертоносный взгляд.
И я - не я, коль есть такое да.
Глаза его закрылись? Да? ну, что же?
Убит он? Да, скажи! - а нет, так нет!
В едином слове горе или счастье.

Кормилица.
Я рану видела... Да, да! Своими
Я собственными видела глазами...
Владыко-господи! На самой на груди
На молодецкой!.. Жалкий, бедный труп.
Окровавленный, жалкий труп и бледный.
Ну, словно пепел бледный, весь облитый кровью
Запекшейся... Я за-мертво упала.

Джульетта.
О сердце, разорвися! ты - банкрут!
В тюрьму глаза! Свободы свет погас вам!
Ты, прах презренный, в землю возвратися,
Не движься больше! Пусть одна доска
Навек тебя покроет вместе с Ромео!

Кормилица.
Тибальт, Тибальт! Мой лучший друг на свете!
Ты, честный, обходительный Тибальт!
Не думала я дожить до того,
Чтобы тебя увидеть ныне мертвым!

Джульетта.
Что за гроза с противными ветрами?
Убит мой Ромео? Умер наш Тибальт!
Любимый брат и более любимый
Супруг!..
Что ж не трубит труба последнего суда?
Кто ж жив теперь, коль этих двух уж нет?

Кормилица.
Тибальт убит и Ромео ваш в изгнаньи!
Убил Тибальта Ромео и в изгнаньи!

Джульетта.
О боже! Ромео мог Тибальта кровь пролить?

Кормилица.
Да! пролил, пролил! Горе нам! он пролил!

Джульетта.
О, сердце змея под цветочной оболочкой!
Когда дракон в такой великолепной
Пещере обитал?.. Тиран
С неотразимою красою.
Бес в виде серафима! Хищный ворон
С крылами голубя!.. Ягненок
Лютей волков свирепых! Содержанье
Презренное под дивно светлой формой.
Противоречье страшное тому,
Чем кажется на вид!.. Святой проклятый,
Вельможный нищий!.. О, природа! что же
Ты создала из ада, если духа злобы
Ты в этот райский образ поселила -
И в переплет такой красивый, многоценный
Когда-нибудь переплетали-ль книгу
С столь гнусным содержаньем? О! коварство
Обмана поселилося в палатах -
Роскошнейших!

Кормилица.
Ни совести, ни чести,
И ни стыда в глазах нет больше у людей!
Что все-то все - обманщики, злодеи,
Клятвопреступники!.. Ах! где мой человек?
Скорей немного водки! Уж состарят
Меня печали эти, это горе...
Позор на Ромео!

Джульетта.
Опаршивей твой язык
За это слово! Не рожден он для позора!
Стыд устыдится сам чела его коснуться:
На том челе - короноваться чести,
Единой повелительнице мира!
О! зверем я была, когда его ругала!

Кормилица.
И говорите так вы об убийце брата?

Джульетта.
Неужто ж дурно говорить должна я
О том, кто муж мне? Властелин мой бедный!
О! чей язык твое решится имя
Благословить, когда уж даже я,
Твоя жена трех-часовая,
Проклясть его успела?..
Но для чего, злодей, убил ты брата?
Но брат-злодей иначе бы убил
Супруга моего! О, прочь же, прочь
Вы, слезы глупые! Скорее возвратитесь
К источнику прямому! Ваша дань -
Печали дань: ее вы радости несете!
Ведь жив мой муж, которого Тибальт
Хотел убить!.. Погиб Тибальт, который
Супруга моего хотел убить!
Все это так, как надо: что ж я плачу?
Но слово есть одно - тяжеле смерти
Тибальта - убивающее слово!
Его бы я забыть совсем хотела...
Но ах! оно над памятью моею
Нависло тяжестью как смертный грех
Над грешною душой... Тибальт погиб,
Но Ромео - изгнан! Изгнан!
О! это слово: изгнан! - десять тысяч
Тибальтов умертвило! Пусть и горе
Тибальта смерть, но если б только
Одна она, то горе переносно...
И если горе приходить привыкло
В сообществе, а не одно к нам, - что же,
Оказавши, что Тибальт погиб, она
Еще тут не прибавила: отец твой
Скончался или мать иль оба вместе?
Обыкновенное все это б горе было!
Но вслед за вестью, что Тибальт погиб,
Другая: Ромео изгнан!.. С этим словом
Отец и мать, Тибальт и Ромео и Джульетта,
Все сгибло, умерло! Мой Ромео изгнан!
Конца, предела, меры и границ
Нет в этом смертном слове! Слова нет
Для выраженья безысходной муки!
Кормилица! где мой отец, где мать?

Кормилица.
Над мертвым телом стонут все и плачут.
Пожалуйте! Я к ним вас проведу.

Джульетта.
Или слезами раны обмывают?
Но осушатся слезы их; свои же
Я сберегу, чтоб плакать об изгнаньи Ромео.
Веревки эти подними. Бедняжка
Ты, лестница! Покинута и ты,
Как я же: обе! Ромео наш в изгнаньи!
К моей постели ты должна была
Дорогой быть ему, но, видно, девой
Умру я в девственном вдовстве!
Идем же, лестница! Идей же, няня,
На брачную постель мою! Отдам
Не Ромео, смерти я свою невинность!

Кормилица.
Ступайте в комнату. Пойду - найду
Я Ромео, чтоб утешить вас... Я знаю,
Где он теперь... Уж вы поверьте мне:
Ваш Ромео будет здесь сегодня ночью!
Пойду к нему: он у Лоренцо в келье.

Джульетта.
Найди ты мне его!.. Отдай вот это
Кольцо ему и пусть мой рыцарь верный
В последний раз придет со мной проститься!

Уходят.

СЦЕНА III.

Келья фра Лоренцо.
Входят фра Лоренцо и Ромео.

Лоренцо.
Выдь, Ромео, выдь, несчастный человек!
Несчастье в существо твое влюбилось,
И обручился ты с бедой!

Ромео.
Отец! - что нового? Что князь решил?
Какое ищет доступа ко мне
Еще несчастье?

Лоренцо.
Ты коротко
Сжился уже с сообществом подобным...
О приговоре князя весть принес я.

Ромео.
Что ж? легче ль он последнего суда?

Лоренцо.
Уста его по милости высокой,
Не смерть тебе - изгнанье изрекли.

Ромео.
Изгнанье! О! Будь жалостлив! Скажи,
Что смерть! Страшней изгнанья лик, страшней
Чем смерти лик. Не говори: изгнанье!

Лоренцо.
Ведь только из одной Веронй изгнан ты.
Будь терпелив: господень мир пространен.

Ромео.
Да мира нет за стенами Вероны!
Чистилище за ними, пытки, ад!
Оттуда изгнан я - из мира изгнан:
Из мира же изгнанье - смерть. Изгнанье -
То смерть под ложным именем! И смерть
Изгнаньем называя; рубишь ты
Мне голову секирой золотою
И улыбаешься при смертном взмахе!

Лоренцо.
О, грех смертельный! О, неблагодарность
Грубейшая! Смерть за вину, но нашим
Законам, заслужил ты: кроткий князь
Взял сторону твою, закон нарушил;
Смерть, слово черное, он обратил
В изгнанье: великая то милость;
А ты и видеть этого не хочешь!

Ромео.
Нет! Пытка то, не милость. Небо там
Лишь только, где живет Джульетта! Кошка,
Собака, мышь ничтожная, какая б
То ни была презреннейшая тварь,
Живут в раю там, могут видеть рай...
А Ромео... он не может! О! достойней.
Почетнее и счастливее мухи
Житье, чем Ромео!.. Ей всегда доступны
И рук Джульетты белизна, и счастье
Безмерное касаться губок, губок,
Которые, в стыдливой чистоте,
Одна другой касаяся, краснеют
Дается это мухе: я же должен
Бежать! Она вольна, а я - изгнанник...
И говорить ты можешь, что не смерть
Изгнанье? Не имел в запасе что ли
Ты яда, острого ножа, какого б
Та ни было орудия иного
Внезапной смерти, чтоб меня покончить
За раз, а непременно словом "изгнан"
Убить меня хотел ты! Изгнан! Падре!
То слово осужденные в аду
Произнесут со скрежетом и стоном...
Как сердца у тебя достало, у тебя,
Служителя господнего, отца
Духовного, врача грехов и друга,
Мне словом "изгнан" сердце разорвать?

Лоренцо.
Безумный человек, дай слово ты сказать!

Ромео.
Ты говорить опять мне станешь об изгнаньи?

Лоренцо.
Оружие тебе хотел бы дать
Я против слова этого. Ищи ты
В бальзаме философии отрад
И обретешь в самом изгнаньи утешенье.

Ромео
Опять изгнанье! К чорту философью!
Ведь философия твоя Джульетты
Мне не создаст? И города она
Не передвинет с места? приговора
Не переменит? Так зачем она?
На что годна? Не говори о ней мне!

Лоренцо.
Ох, вижу я, помешанные глухи.

Ромео.
Да как же иначе, коль слепы мудрецы?

Лоренцо.
Давай, обсудим мы спокойно дело.

Ромео.
Как можешь ты судить о том, чего
Не чувствуешь? Будь молод ты как я

© 2007-2016 yulia6@mail.ru