Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод А.Григорьева. - Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод А.Григорьева.


Ее по крайности! А доброй вести
Отраднейшую музыку зачем же
Лица печальным выраженьем портить?

Кормилица.
Уф! Мочи нет... Дай ты вздохнуть немного.
Все косточки болят... Сломала ж я конец!

Джульетта.
Костями бы своими я за вести
С тобою поменяться рада... Ну же,
Скорее, няня, говори, скорее!

Кормилица.
Ах, господи! Вот загорелось! Можно
Подождать с минутку: говорят, ведь, вам,
Что я совсем дыхания лишилась.

Джульетта.
Ведь, есть настолько же, чтобы сказать мне,
Что ты совсем дыхания лишилась.
Ведь оправданья в медлительности, право,
Длинней, чем то, в чем их приносишь ты.
С хорошей ты, с дурной ли вестью? Только
Лишь это, а подробности потом.
Дай мне узнать: с хорошею ль, с дурною ль?

Кормилица.
Да, признаться: можно поздравить с выбором! Хуже-то вы,
должно быть, не сыскали... Ромео... да нет, не то! Конечно, можно чести
приписать, что уж лицом красавец-мужчина; однако, строен - так это на
удивленье, а руки, ноги, стан - хоть, конечно, что об этом много говорить? -
но только и сравнения ни с кем не знаю. На счет воспитания - не скажу, чтобы
очень; только уж на том постою, что кроток как агнец! Знать, уж судьба тебе:
служи молебен!.. А что вы здесь, дома, обедали?

Джульетта.
Нет, нет! Да это все ведь я и прежде знала!
Что он о свадьбе говорил, о свадьбе?

Кормилица.
Ох, разломило голову!.. Что только
За голова моя? Стучит так, словно
Сейчас вот на двадцать она кусочков треснет.
А поясница так и ломит! Ох!
Ты - поясница, поясница!
Бог вам судья - меня на побегушки
Определили. Просто, в гроб ложись!

Джульетта.
Ей богу, друг мой, няня, жаль тебя мне!
Свет мой, кормилица! Скажи же ты мне!
Что милый мне наказывал с тобою?

Кормилица
Ваш милый говорит, как славный господин,
Порядочный, воспитанный, учтивый,
И поручусь, что честный... Где-ж синьора?

Джульетта.
Где матушка? а у себя там, дома.
Где ж быть ей? Только, как ты странно все
Мне отвечаешь? "Славный господин
Ваш милый", и сейчас же "где ж синьора?".

Кормилица
Ах! матерь пресвятая!
Как, вдруг вспылила? Хорошо же мне -
Мои больные косточки ты лечишь?
Извольте ж за вестями сами вы ходить!

Джульетта.
И все отсрочки... Ромео, что сказал мне?

Кормилица.
Позволено ль итти на исповедь сегодня?

Джульетта.
Да.

Кормилица,
Ну, так отправляйтесь к фра Лоренцо.
Найдется муж там сделать вас женою.
Ишь кровь-то шельма как на щечках заиграла!
Так полымем и пышут с каждой вестью!
Идите в церковь; я другой дорогой
За лестницей пойду; по ней ваш милый
Взберется в птичье гнездышко в потемках.
Ведь я чернорабочая на вас...
Но и тебе ведь тоже груз не малый
Нести сегодня в ночи поздний час!
Пойду-ка я обедать: ты же - в келью.

Джульетта.
Прошай! Скорей к блаженному веселью!

Уходят.

СЦЕНА VI.

Келья фра Лоренцо.
Входят фра Лоренцо и Ромео.

Лоренцо.
Благослови господь святой обряд,
И да не будет он
Печалию в грядущем омрачен!

Ромео.
Аминь, аминь! но приходи печаль, -
Не перевесит радости безмерной,
Которую дает одно мгновенье
В ее присутствии. Лишь руки ты
Соедини святыми нам словами, -
Смерть приходи сама - любви вампир!
Довольно, что ее я назову своею.

Лоренцо.
Насильственным страстям - насильственный конец:
В их торжестве - им смерть; они сгорают,
Как порох и огонь, в лобзаньи. Сладкий мед
Своею сладостью нам приторен порою
И, наконец, оскомину набьет.
Люби умеренно - пролюбишь дольше:
Друг! Тише едешь - дальше будешь ты.
Входит Джульетта.
Вот синьора. О! столь легкая нога
От века не ступала по помосту.
Любовники пройдут - не упадут
По паутинке тонкой, что висит
В горячем летнем воздухе. Легка
Ты суета сует!

Джульетта.
Привет мой вам,
Почтенный мой отец духовный!

Лоренцо.
Ромео,
За нас за двух пускай тебя благодарит.

Джульетта.
Чтоб он меня благодарил недаром,
Приветствую его как и тебя я.

Ромео.
Джульетта! Если той же меры радость
Твоя, как и моя, и если ты сильнее
Ее способна высказать, - дыханьем
Своим окрестный воздух услади!
Пусть речи музыка всю полноту
Безмерного блаженства передаст,
Обоих нас объявшую при встрече.

Джульетта.
Восторг богат не словом, - полнотою;
Не украшеньем горд, - самим собою:
Тот - нищий, кто имущество сочтет:
Моя любовь дошла до крайней грани,
Своим богатствам потеряла счет.

Лоренцо.
Идемте же, конец положим делу.
Одних ведь не могу оставить вас я,
Пока пред церковью святой
Не будете вы - два во плоть едину.

Уходят.

АКТ ТРЕТИЙ

СЦЕНА I.

Площадь.
Входят Меркуцио, Бенволио, паж и слуги.

Бенволио.
Пожалуйста, Меркуцио-друг, уйдем!
День жаркий: Канулеты всюду бродят,
Коль встретимся, не избежим мы ссоры!
Ведь, кровь кипит ужасно в зной такой.

Меркуцио.
Ты страшно похож на одного из таких молодцов, что, как только
войдут в трактир, хлоп свою шпагу на стол, да и говорят: дай-же господи,
чтоб ты мне нынче же понадобилась! - а чуть прошлись по второй чарке, сейчас
ее на-голо на трактирщика, хоть % сущности совсем в этом не было ни малейшей
нужды.

Бенволио. Неужто я на таких похож?

Меркуцио. Ну уж! Во всей Италии поискать такого забияку! Чуть
разгорячился - и вскипел, а как вскипел - то очень горяч.

Бенволио. Как это?

Меркуцио.
Да, так, что будь в мире двое таких, - скоро остался бы
только один, потому что этот один как раз укокошил бы другого. Ты! Да ты
готов с человеком подраться из-за того, что у него волосом больше или
волосом меньше в бороде, чем у тебя. Ты с человеком подерешься за то, что он
орехи щелкает, единственно по той причине, что у тебя у самого глаза
орехового цвета... Ну, чьи глаза, кроме твоих, увидят тут предлог для ссоры?
В твоей голове задору что в яйце - белка с желтком... что, впрочем, не
мешает ей от частых колотушек, походить на выеденное яйцо. Ты раз подрался с
человеком за то, что он кашлял на улице и кашлем разбудил твою собаку,
которая спала на солнце! Разве ты не сцепился раз с портным за то, что он
обновил камзол до праздников, а с другим за то, что он к новым башмакам
навязал старые банты? И ты-то мне проповедуешь насчет ссор!

Бенволио.
Если б я был такой забияка, как ты, я давно бы уж запродал в
полную собственность жизнь свою первому встречному, лишь бы он поручился за
один час моего существования.

Меркуцио.
Уж и в полную собственность! О, простота!

Бенволио.
Клянусь головою, вот идут Канулеты.

Меркуцио.
Клянусь пяткой: мне до них дела нет!

Входят Тибальт, Петрукио и несколько других сторонников Капулет.

Тибальт к своим.
Держитесь ближе - говорить я буду с ними!
К Меркуцио и Бенволио.
Привет, синьоры! Слово одному
Из вас сказать хочу я.

Меркуцио.
Только что слово одному из нас? А вы к слову что-нибудь
прибавьте, чтобы вышло слово и удар.

Тибальт.
На это вы меня всегда найдете готовым, мессер, если доставите
удобный случай.

Меркуцио.
Точно трудно найти и без доставки!

Тибальт.
Меркуцио! Ты в ладу с Ромео...

Меркуцио.
В ладу? что? ты нас, кажется; считаешь за гудошников? Ну, так
скоро услышишь только разладицу.
Кладя руку на шпагу.
Вот мой смычек - ты под него попляшешь! Чорт возьми! В ладу!

Бенволио
Мы говорим на площади публичной.
Иль удалимтесь мы куда подальше,
Иль холодно обсудим наши споры,
Иль разойдемтесь - все на нас глядят.

Меркуцио.
Глаза на то, чтобы глядеть. Пусть смотрят!
Ни для кого не сдвинусь с места я.

Входит Ромео.

Тибальт.
Мессер! мир с вами! Вот мой человек!

Меркуцио.
Хочу повешен быть, мессер, сейчас же,
Когда ливрею вашу носит он.
Да! чорт возьми! Коль позовете вы
Его с собою в поле, - он готов к услугам,
И в этом смысле вы своим его зовите!

Тибальт.
О Ромео! ненависть мой один лишь
Привет внушить мне может: ты подлец.

Ромео.
Тибальт! причины, по которым я
Люблю тебя, велят простить безумство
Привета твоего... Я не подлец,
Затем, прощай! Меня, я вижу, ты не знаешь.

Тибальт.
Мальчишка! ты не извинишь словами

© 2007-2016 yulia6@mail.ru