Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод А.Григорьева. - Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод А.Григорьева.


Ну, шевелись, ступай! Жених уж здесь.
Ступай скорее, говорят!

Уходит.

СЦЕНА V.

Спальня Джульетты.
Входит кормилица.

Кормилица.
Синьора! Эй, синьора! Джуля!.. Ну!
Признаться, спит же крепко. Эй, свечка!
Эй, барыня моя! Фуй! что за соня!
Да ну же, милочка, я говорю...
Сударыня! красавица! невеста!
Ни слуху и ни духу все... Ну, точно
За деньги спать рядилась, - собралась
На целую неделю отоспаться.
И то сказать ведь: в будущую ночь
Синьор Парис усердно похлопочет,
Чтобы не много ты спала... Однако,
Господь меня прости, как крепко спит!
Ведь надо ж разбудить... Эй! синьорина!
Синьора! синьорина! Граф застанет
Вас на постели, раскачает разом...
Да это что?... Одетая совсем
И на постели!.. Надо побудить.
Синьора, синьорина, синьорина!
Ах, ах! сюда! скорее! умерла!
Ох, горемычная моя ты доля!
Эй! водки! Мой синьор, о мой синьор!

Входят синьора Капулет.

Синьора Капулет.
Что ты шумишь тут?

Кормилица.
Ох! беда лихая!

Синьора Капулет.
Да что тут?

Кормилица.
Посмотрите, посмотрите:
Вот горе-то!

Синьора Капулет.
Ох! ох! Мое дитя,
Сокровище единое! Проснись ты,
Взгляни ты иль умру с тобою вместе!
О, помогите, помогите!.. Кличь ты.
Зови, кричи ты!

Входит Капулет.

Капулет.
Что за срам? Ведите
Джульетту вы: - жених давно приехал.

Кормилица.
Ох! умерла, скончалась, умерла!
Ох, горе, горе!

Синьора Капулет.
Господи!.. Мертва!
Мертва! мертва!..

Капулет.
Что? дайте поглядеть мне...
Остановилась кровь, окоченели члены
И жизнь давно рассталася с устами...
Смерть на нее легла: безвременный мороз
Пал на цветок на самый лучший луга.

Кормилица.
Ох, горе горькое!

Синьора Капулет.
О! день несчастный.

Капулет.
Смерть,
Которая, чтобы стенал я горько,
Взяла ее, язык связала мой
И не дает мне вымолвить ни слова.

Входят фра Лоренцо и Парис с музыкантами.

Лоренцо.
Что ж? В церковь собралася ли невеста?

Капулет.
Да! собралась туда она навек.
О, сын мой! В ночь перед твоею свадьбой
Легла с твоей женою смерть... Взгляни вот,
Лежит она, цветок, сраженный смертью.
Смерть - зять теперь мне, смерть - наследник мой;
С моею дочерью она венчалась:
Умру - и все оставлю ей! И жизнь
И все житье-бытье - добыча смерти!

Парис.
Так, ждал я утро увидать в лицо
И вот оно в каком предстало виде!

Синьора Капулет.
Проклятый, скорбный, гнусный, ненавистный день!
Час злополучнейший из всех, какие
Лишь видело когда-либо в своем
Теченьи многотрудном время!
Одно, одно, одно любимое дитя!
Одно, что мне отрадой, утешеньем было,
Смерть лютая от глаз моих сокрыла.

Кормилица.
Ахти, беда! Ох, горе, горе, горе!
Бесчастный день ты, горемычный день!
Такого никогда я, никогда,
Ох, никогда не знала! День ты, день проклятый!
Темней такого дня и не бывало!
Ох, день бесчастный, ох, бесчастный день!

Парис.
Осуждена, разведена,
Оскорблена, поражена, убита!..
О, смерть проклятая! Тобой осуждена,
Тобой, из лютых лютая, убита
Любовь и жизнь моя! - Не жизнь уж больше,
Но в самой смерти ты моя любовь.

Капулет.
Отчаянный, проклятый, ненавистный,
Мучений полный, смертию разящий,
Нежданный и незванный час! Зачем ты
Пришел убить, убить веселье наше?
Дитя, дитя мое! О, нет! Душа
Моя, а не дитя! Ты умерла!
Ах! умерло дитя мое и с ним,
С дитей моим, всю жизнь мою схоронят.

Лоренцо.
Молчите! Стыдно! Горя врачество
Не в гореваньи этом! Вы и небо
В прекрасной девице по ровной части
Имели: ныне небо все взяло!
И что ж могло для девицы быть лучше?
Ведь не могли б от смерти уберечь
Вы часть свою! Свою же небо ныне
В жизнь вечную взяло. Ее возвысить
Желаньем высшим было вашим; доля
Ее высокая была вам небом -
И плачете о том, что выше облака
Теперь она на небо воспарила!
О! любите вы дочь плохой любовью -
Когда ей хорошо, вы сходите с ума!
Не в том ведь брака счастье, чтобы долго
Во браке жить; блаженнее стократ
Удел почившей по недолгом браке.
Отрите ж слезы ваши; розмарином
Вы тело ей прекрасное осыпьте,
И, по обычаю, в убранстве лучшем
Несите в церковь; ибо, хоть природа
Велит нам плакать, но природы слезы
Для разума - посмешище одно.

Капулет.
Все то, что мы готовили для свадьбы,
Для горестных нам похорон послужит;
Заменит звуки колокольный звон...
Поминки вместо свадебного пира,
А вместо песен брачных панихида;
Венок невесты труп ее украсит...
Все, все переменило назначенье.

Лоренцо.
Мессер, идите! - да и вы, синьора,
И вы, мессер Парис! Готовьтесь провожать
Прекрасную покойницу в могилу.
За грех какой-то небо нас карает...
Страшитесь раздражить его еще сильней
Безумным ропотом на божью волю.

Уходят Капулет, синьора Капулет, Парис и Лоренцо.

1-й музыкант.
Ну, нам, значит, убирать наши дудки, да самим убираться.

Кормилица.
Ах, убирайте, убирайте вы
Их, люди добрые, скорее... Потому
Вы сами видите, какое здесь
У нас теперь расстройство.
Уходит.

1-й музыкант.
Все ж бы надо
Настроить постараться как-нибудь!

Входит Пьетро.

Пьетро.
Музыканты, а музыканты! Скорей! "Сердца радость - жизни
сладость"! Если вы хотите, чтобы я жил, сыграйте: "Сердца радость".

1-й музыкант.
Зачем же "Сердца радость"?...

Пьетро.
Ах, музыканты! Затем, что у меня сердце наигрывает: "о горесть,
о мученье!" Сыграйте вы мне что-нибудь веселенькое для куражу. 2-й музыкант.
Нельзя веселенькое, да и не время теперь играть.

Пьетро.
Так вы не хотите?

2-й музыкант.
Нет.

Пьетро.
А я бы вам звонко заплатил.

1-й музыкант.
Чем это?

Пьетро.
Не монетой, конечно, а голосом... уж драл бы я вам уши, деруны
проклятые!

1-й музыкант.
Хамово отродье!

Пьетро.
Хамский кинжал, пожалуй, съездит вас по макушке. Не переносны
мне ваши крючки, ваши фа да ваши ре. Слышите?

1-й музыкант.
Слышим, что врет ваше фа и врет ваше ре.

2-й музыкант.
Спрячьте-ко ваш кинжал, а достаньте лучше ваше остроумие.

Пьетро.
Берегитесь же: я проколю вас остроумием и вложу в ножны кинжал!
Сумейте вы только отвечать-то:
Коль сердце болеет от мук
И душу нам скорбь тяготит,
Серебряный музыки звук...
Ну, почему тут: "серебряный звук?" почему "серебяный звук?" Ну, Симон,
жильная струна?

1-й музыкант.
Потому, мессер, что у серебра приятный звук.

Пьетро.
Прекрасно. Ну а ты как скажешь, Уго Гудок?

2-й музыкант.
По-моему, потому "серебряный звук", что за серебро
музыканты играют...

Пьетро.
Молодец! Ну, а ты как, Джакомо Труба?

3-й музыкант.
Я, право, не знаю, что и сказать.

Пьетро.
Ну, прости; я ведь и забыл, что ты певец - а, стало быть, глуп
по обязанности. "Серебряный музыки звук" потому, что:
Серебряный музыки звук
Мгновенно печаль исцелит.

Уходит.

1-й музыкант.
Вот ерник-то малый!

2-й музыкант.
Ну его к лысому бесу, Джакомо! Пойдем-ко, подождем
выноса, да не дадут ли потом пообедать?

Уходят.

АКТ ПЯТЫЙ.

СЦЕНА I.

Мантуя. Улица.
Входит Ромео.

Ромео.
Коли могу я только доверяться
Сна увереньям льстивым, - сновиденья
Мне предвещают радостные вести.
Груди моей влиститель на своем
Легко на троне восседает
И целый день какой-то дух
Необычайный от земли подъемлет
Меня веселой думой... Снилось мне.
Что будто бы пришла моя синьора
И мертвого нашла меня. Престранный,
Дающий мертвому возможность думать, сон!
.
И будто поцелуями своими
В уста мои вдохнула столько жизни
Она, что ожил я и стал царем.
О! как же сладко ты, любви самой блаженство,
Когда и тень любви нам радости дает.
Входит Бальтазар. А! вести из Вероны! Что? принес ли
Ты, Бальтазар, письмо мне от монаха?
Ну, что моя синьора? что отец мой?
Здорова ль, главное, Джульетта? вот что...
Коли она здорова, - значит, ничего
Дурного быть не может.

Бальтазар.
Хорошо ей
Теперь: дурного ей не приключится,

© 2007-2017 yulia6@mail.ru