Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод А.Григорьева. - Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод А.Григорьева.


В гробнице Капулетов тело спит,
А часть бессмертная средь ангелов витает,
Я видел, как снесли ее в семейный
Могильный склеп, и тотчас поскакал
Вам объявить об этом... О, простите,
Что я принес дурную весть такую...
Приказ ваш исполняю я, мессер!

Ромео.
Так вот как!.. Ну добро же, звезды неба!..
Ты знаешь, где живу я: принеси ты,
Поди, чернил мне и перо - и тотчас
Нанять мне лошадей!.. я еду в ночь!

Бальтазар.
Мессер, в себя придите, умоляю!
Ваш бледный вид и дикий взор о чем-то
Недобром говорят.

Ромео.
Пустое! ты ошибся!..
Оставь меня и делай что велят:
А нет письма с тобою от монаха?

Бальтазар.
Нет, добрый мой синьор.

Ромео.
Ну, все равно. Иди же;
И - лошадей! Я следом за тобою.
Уходит Бальтазар.
Хорошо, Джульетта!.. Лягу нынче ночью
Я с тобою вместе.... Ну, поищем средства!..
О! приносишь скоро, скоро дума злая,
Ты совет лукавый сердцу человека.
Вспомнился аптекарь мне: где-то тут он близко...
Я его недавно как-то заприметил.
Весь в лохмотьях бедных и нахмуря брови,
Травы разбирал он... Исхудал он страшно,
Бедность непокрытая до костей проела!
И в его лавченке видел я убогой
Черепаху с остовом крокодила рядом.
Да другие чучела странных рыб висели...
Нищенски расставлены ящики пустые
У него на полках были, да с горшками
Пузырки зеленые - да еще валялась
Тоже плесень всякая, нитки, хлеб засохлый,
Точно на показ им это выставлялось.
И тогда подумал я, видя бедность эту:
- Вот, мол, если яд теперь человеку нужен,
Хоть казнят здесь в Мантуе смертью за продажу,
Все-таки продаст его тотчас же бедняга!
О, я видно чувствовал, что нужда мне будет
И теперь мне яду оборванец даст!
Помнится, живет он тут, вот в этом доме.
Но сегодня праздник, заперта лавчонка.
Эй, ты! эй, аптекарь!

Входит аптекарь._

Аптекарь.
Кто зовет так громко?

Ромео.
Подойди ко мне ты; вижу я - ты беден,
На тебе, возьми вот! сорок тут дукатов...
Дай мне драхму яду, но такого яду,
Чтобы, как по жилам только разольется,
Человек, которому надоело жить,
Мертвый пал в минуту; дай такого яду,
Чтобы так же быстро вырвалось дыханье
От него из груди - как от искры порох
Рвется из смертельного медного жерла.

Аптекарь.
Есть такое средство, только за продажу
В Мантуе законы смертию казнят.

Ромео.
Как? такой голыш ты! этакий бедняга
И боишься смерти!.. Голод на щеках,
Гнет нужды гнездится в истомленном взгляде,
Униженье, нищенство за спиной висят...
Что тебе до мира, до его законов?
Мир тебя законом да обогатит!
Так, нарушь закон ты... на! разбогатеешь.

Аптекарь.
Не моя тут воля - бедность взять велит...

Ромео
Я и подкупаю-то бедность, а не волю.

Аптекарь.
Вот, в какую только жидкость захотите,
Всыпьте вы и выпейте... Хоть бы двадцати
Человек сидела в вас сила... смерть в мгновенье!

Ромео
На, вот твое золото... Хуже этот яд
Для души, и более в мире ненавистном
Зла оно наделало, чем невинный твои
Порошок, которого продавать не смеешь ты!..
Я - тебе, не ты - мне продал злого яда...
Ну, прощай! купи себе корму да жирей!
Ты же, друг - не яд мой, в путь пойдем мы оба,
Службу у Джульеттина сослужи мне гроба!

Уходит.

СЦЕНА II.

Келья фра Лоренцо.
Входит фра Джованни.

Джованни.
Святой отец! брат францисканец! Эй!

Входит фра Лоренцо.

Лоренцо.
Должно быть это - голос фра Джованни...
Грядущему из Мантуи привет!
Что Ромео говорит? Иль, если он
Ответил письменно, то дай письмо мне.

Джованни.
Отправясь за одним из наших братьев,
Из босоногих орденских, который
Больных по городу обхаживал, чтоб вместе
Пуститься в путь с ним, я его нашел...
Но городские, сторожа, подозревая,
Что были с ним мы в доме, где чума
Свирепствует, ворота затворили
И нас из города обоих не пустили...
Так и не удалось мне в Мантую попасть.

Лоренцо.
Так кто же к Ромео снес мое письмо-то?

Джованни.
Я отнести не мог - и вот оно;
Гонца туда не мог достать я тоже:
Такой на всех чума наводит страх!

Лоренцо.
Ах, грех какой! Клянуся братством нашим.
Письмо-то не пустячное ведь было,
А с очень, очень важным содержаньем.
От недоставки приключиться может
Беда большая. Ну, сходи-ко, фра Джованни,
Достань мне лом и принеси сюда
Ты в келью.

Джованни.
Хорошо, брат принесу.

Уходит.

Лоренцо.
Итак, один пойду я в склеп могильный!
Проснется через три часа Джульетта
И проклянет она меня, что Ромео
Уведомлен о нашем деле не был...
Ну, напишу я в Мантута вторично;
Ее же, до приезда Ромео, здесь
Оставлю в келье... Бедный труте живой,
В гробнице мертвеца похороненный!

Уходит.

СЦЕНА III.

Верона. Кладбище, посреди его памятник Капулетов.
Входят Парис и его паж, несущий цветы и факел.

Парис.
Дай факел, паж! Иди и стань поодаль!
Нет! прочь его возьми! Я не хочу
Выть видимым, поди, разлягся ты
Под тем вон кипарисом, чутким ухом
К земле приткнувшись звонкой. Не коснется
Ничья нога кладбища почвы рыхлой,
Гробокопаньями изрытой, чтобы ты
Не услыхал. Подай сигнал мне свистом,
Когда шаги заслышишь. Дай цветы мне...
Ступай и, что приказано, исполни.

Паж про себя.
Мне жутко оставаться одному
Тут на кладбище, а остаться должен.

Парис.
О, мой цветок прелестный! Осыпаю
Цветами брачную твою кровать
И буду по ночам ходить сюда,
Чтоб их водою чистой орошать...
Иль ежели воды не станет, то, рыдая,
В слезах я стоны буду растворять,
И еженочно тризну совершая,
Невесты гроб цветами осыпать.
Свищет паж.
Мне паж дает сигнал... подходит кто-то...
Чья святотатственная здесь нога
Блуждает ночью и смущает тризну,
Любви обряды верной?.. Как?
И с факелом? Сокрой на миг меня, о, ночь!

Отходит.

Входят Ромео и Бальтазар с факелом, ломом и проч.

Ромео.
Подай мне лом и заступ ты железный.
На, вот письмо: его поутру завтра
Ты государю-батюшке отдай!
Дай факел! Если жизнью дорожишь ты,
Чтоб ни услышал ты иль ни увидел,
Стой в стороне, ни в чем мне не мешай -
Спускаюсь в ложе смертное затем я,
Чтобы в лицо мою синьору видеть;
Затем еще особенно, чтоб с пальца
Снять многоценное кольцо у ней,
Кольцо, предназначаемое мною
На дорогое дело... Удались же,
Уйди ты, - но коли посмеешь, увлеченный
Ты подозрением, подсматривать за тем,
Что буду делать я, то - бог свидетель!
Я разорву тебя на части, и кусками
Голодное кладбище я усею.
Как самый час - намеренья мои
Ужасны, дики и неумолимей,
Чем тигр голодный или море в бурю.

Бальтазар.
Уйду, мессер, и вам мешать не буду.

Ромео.
Докажешь тем любовь мне. На!
Живи, будь счастлив и прощай, голубчик!

Бальтазар про себя.
Вот оттого-то я и спрячусь где-нибудь...
Ужасен взгляд его и думы страшны.

Отходит.

Ромео.
Ты, зев треклятый, ты, утроба смерти
Упитанная лучшим на земле!
Разбивает двери памятника.
Я силой челюсти твои гнилые
Раздвину, втисну силой же тебе
Я а глотку новую добычу.

Парис.
Изгнанник то, Монтекки то надменный...
Убийца брата дорогой невесты...
От горя и печали, говорят,
Сошло во гроб прелестное созданье,
И надругаться он пришел сюда
Над мертвыми телами их обоих;
Не допущу его! Приближается.
Останови
Ты свой несчастный замысел, о гнусный
Монтекки! Неужели может месть
Итти за грани смерти? Не пущу я
Тебя, изгнанник подлый! Повинуйся.

Ромео.
Да! точно должен и за тем пришел..
О, добрый, милый юноша! Прошу я:
Не искушай отчаянного ты!
Беги, оставь меня! Смотри ты, сколько
И без тебя здесь мертвых - устрашися!
Молю, о юноша! Меня во грех
Ты новый не вводи и ярости во мне
Не раздразни... Беги! клянуся небом:
Тебя люблю я больше чем себя...
Против себя лишь самого сюда я
Пришел вооруженный... О! не медли!
Уйди! в живых останься! расскажи
Ты после, что безумца состраданье
Тебя спасло от гибели.

Парис.
На бой
Я вызываю это состраданье:
Тебя я как преступника схвачу.

Ромео.
Зовешь на бой?.. так берегись же, мальчик!

Сражаются.

Паж.
О, господи, дерутся! Стражу кликну!

Парис падая.
О! я убит... Коль жалость есть в тебе,
Открой гробницу, положи с Джульеттой.

© 2007-2017 yulia6@mail.ru