Оцепенев от горя, не могу
Подняться я над цепенящим горем,
И падаю под бременем его.

Меркуцио
Упавши с этим бременем, ты сам
Обременишь любовь: она нежна,
Не вынесет подобного давленья.

Ромео
Любовь нежна? Нет, чересчур сурова,
Груба, буйна и колется, как терн.

Меркуцио
Когда любовь с тобою так сурова,
То сам ты будь с любовию суров;
Коли ее, когда она колюча,
И с ног собьешь, и победишь любовь.
Давайте-ка футляр мне на лицо,
(Надевает маску.)
На маску - маску. Вот так образина!
Пусть надо мной смеются, - мне-то что?
Пусть за меня краснеет этой хари
Нависший лоб.

Бенволио
Ну, что же? Постучимся,
Да и войдем.

Ромео
Подайте факел мне.
Пусть шалуны с веселым, легким сердцем
Ногой тростник бездушный шевелят,
А я, держась пословицы старинной,
Светить вам буду и смотреть: забава
Веселая, а я - совсем пропал.

Меркуцио
Когда попал ты в тину, то тебя
Мы вытащим из этого болота,
Из этой, с позволения сказать,
Любви, где ты увяз по горло. Ну же,
Мы ходим днем с огнем.

Ромео
Ты вздор городишь.

Меркуцио
Я говорю, что понапрасну жжем
Мы факелы свои, как лампы днем,
Не двигаясь вперед; пойми, Ромео,
Намерение доброе у нас,
А в этом смысла более в пять раз,
Чем в наших всех способностях душевных.

Ромео
С намерением добрым мы идем
На маскарад, - но нет в том вовсе смысла.

Меркуцио
А почему? позволено спросить?

Ромео
В ночь прошлую мне снился сон.

Меркуцио
Мне - тоже.

Ромео
Что ж видел ты во сне?

Меркуцио
Что очень часто
Сновидцы лгут.

Ромео
Но истины им снятся.

Меркуцио
О, вижу я, что у тебя была
Царица Мэб, волшебниц повитуха.
Она совсем малютка: вся она
Не более агатового камня
У старшины на пальце; разъезжает
На атомах, запряженных гуськом,
В своем возке воздушном, по носам
Людей, что спят. В его колесах спицы
Устроены из пауковых ног,
Из крылышек кузнечиков - покрышка,
Из паутинок тоненьких - постромки,
Из лунного сиянья - хомуты,
Хлыст - из сверчковой косточки для ручки
И пленочки тончайшей для бича.
Ее возница - крошечный комар
В кафтане сером; он гораздо меньше
Тех червячков, что ползают порой
По пальчику ленивому девицы.
Ее возок - пустой лесной орех;
Устроен он искусницею-белкой
Иль червяком, которые для фей
Работали издревле колесницы.
В таком-то вот параде, по ночам,
Царица Мэб в мозгу влюбленных мчится, -
Любовные тогда им снятся сны;
Иль скачет по коленям царедворцев -
И грезятся им низкие поклоны;
Иль у судьи по пальцам - и ему
Приснятся взятки; иль по губкам дам -
И грезятся тогда им поцелуи;
Но эти губки часто злая Мэб
Прыщами покрывает за пристрастье
Их к лакомствам; иль по носу вельможи
Проедет - и во сне он чует запах
Благоволенья нового к нему;
А иногда заденет нос попа,
Щетинкой от хвоста свиньи - и тотчас
Другой приход пригрезится ему;
Порой она проедется по шее
У спящего солдата - и во сне
Он видит битвы, приступы, засады,
Испанские клинки, пиры и кубки
В пять футов глубиной; затем опять
Почудится ему гром барабанов, -
Он вздрогнет и с проклятием проснется
В испуге, и, молитву прочитав,
Опять заснет. Она же, эта Мэб,
В ночную пору гривы заплетает
У лошадей и в грязные комки
Их волосы сбивает; если ж их
Распутать, то беда грозит большая.
Она же, ведьма, давит тех девиц,
Что навзничь спят, заране приучая
Их к тяжести, и делает из них
Хороших жен.

Ромео
Да замолчишь ли ты,
Меркуцио? Ведь говоришь ты вздор.

Меркуцио
Да, верно: я о грезах говорю,
Исчадиях незанятого мозга,
Из ничего зачавшихся в пустой
Фантазии. Она эфира тоньше;
Изменчивей, чем ветер, что сперва
Холодную грудь севера ласкает,
И вдруг затем, разгневанный, летит
Оттуда прочь, поворотив лицо
К странам росой увлаженного юга.

Бенволио
И ветер тот сбивает с толку нас.
Чего мы ждем? Там, верно, кончен ужин.
И слишком поздно мы придем.

Ромео
А я
Боюсь, что слишком рано; душу мне
Какое-то предчувствие тревожит:
Мне кажется, что надо мной висит
В созвездиях какая-то угроза,
Что этот пир лишь горькое начало
Моей судьбы, и кончится она
Безвременной, насильственною смертью.
Но пусть моей ладьею правит Тот,
Кто держит руль ее в Своей деснице.
Вперед, синьоры.

Бенволио
Бейте в барабан.

СЦЕНА V

(Зала в доме Капулетти.
На сцене музыканты. Входят слуги.)

1-й слуга
Где Потпан? Почему он не помогает убирать? Ведь его дело переменять
тарелки и вытирать столы!

2-й слуга
Когда вся чистая работа лежит на руках только одного или двух человек и
эти руки не умыты, выходит только грязь одна.

1-й слуга
Прочь эти складные стулья, отодвиньте этот буфет, да присматривайте за
посудой. - Пожалуйста, прибереги мне кусочек марципана, да будь другом: вели
привратнику пропустить сюда Сусанну и Ленору. - Антон! Потпан!

3-й и 4-й слуги
Здесь! Сейчас!

1-й слуга
Вас ищут, зовут, ждут, требуют в зале!

3-й слуга
Мы не можем быть и тут и там в одно время. Живо, ребята,
пошевеливайтесь. Кто дольше проживет, тот все заберет.

(Входят Капулетти, его дядя, синьора Капулетти,
Джульетта, кормилица, гости и Ромео, с масками.)

Капулетти
Пожалуйте, привет вам, господа.
Все дамы, у которых на ногах
Мозолей нет, попляшут с вами. А,
Сударыни! посмотрим - кто из вас
Откажется от танцев; если станет
Жеманиться которая-нибудь,
То поклянусь, что есть у ней мозоли.
Не правда ли, я ловко вас поддел?
(Маскам.)
Привет мой вам, синьоры! -
Было время,
Когда и я красавицам в ушко
Нашептывал пленительные речи,
Под маскою. Оно уже прошло,
Прошло, прошло...
(к Ромео и маскам:)
Я рад вам, господа.
Ну, музыканты, начинать! - прошу
Раздвинуться; девицы, танцевать!
(Музыка. Гости танцуют.)
(Слугам.)
Эй вы, болваны, света больше! прочь
Столы! Огонь в камине погасить:
И без него тут стало слишком жарко.
Вот подлинно, что кстати подошла
Нежданная забава.
(Дяде)
Нет, сиди,
Сиди, мой добрый дядя; время танцев
Прошло для нас с тобою. Как давно
В последний раз мы надевали маски?

Дядя Капулетти
Наверное, лет тридцать.

Капулетти
Что ты, полно!
Не может быть, чтоб так давно; со свадьбы
Люченцио прошло лет двадцать пять,
Не более, когда б ни приходился
День Троицы. В последний раз тогда
Мы были в масках.

Дядя Капулетти
Больше; сын его
Гораздо старше: тридцать лет ему.

Капулетти
Толкуй! ведь, сын назад тому два года
Еще имел опекуна.

Ромео
(слуге)
Кто эта дама,
Что подала тому мужчине руку?

Слуга
Не знаю, синьор.

Ромео
Светильники померкли перед нею;
Как на серьге нуб_и_анки алмаз,
Она во тьме блестит красой своею,
Бесценною, доступной лишь для глаз,
Не созданных для обладанья ею.
Красавица толпой окружена:
Как белая голубка там она,
Когда вокруг вороны соберутся.
Пусть лишь она окончит танец свой -
Я подойду, чтоб грубою рукой
Ее руки божественной коснуться.
Любил ли я когда до этих пор?
О, отрекись от этого, мой взор!
Ведь истинных красавиц эти очи
Не видели до настоящей ночи.

Тибальдо
(прислушиваясь)
По голосу, Монтекки это. - Мальчик!
Подай мой меч! Как! негодяй дерзнул
Войти сюда, под шутовскою маской,
Чтоб над семейным нашим празднеством
Нахально так и нагло издеваться!
Клянуся честью рода моего,
Я не сочту грехом - убить его!

Капулетти
Из-за чего бушуешь ты, племянник?
В чем дело?

Тибальдо
Дядя, это вот - Монтекки,
Наш враг, подлец, забравшийся сюда,
Чтобы над нашим праздником глумиться.

Капулетти
Ромео - этот юноша?

Тибальдо
Да, он,
Он, негодяй Ромео.

Капулетти
Успокойся,
Оставь его, не задевай; ведь, он
Ведет себя, как должно дворянину;
И, говоря по правде, вся Верона
Гордится им, как юношею честным
И хорошо воспитанным, - и я
За все богатства города Вероны
Не допущу, чтоб в доме у меня
Нанесена ему была обида.
Итак, сдержись, не замечай его:
Я так хочу. Когда ты уважаешь
Желания мои, то вид веселый
Прими, не хмурься, - это неуместно

© 2007-2017 yulia6@mail.ru