Прощай, прощай; минуты расставанья
Исполнены столь сладкого страданья,
Что я тебе до самого утра
Готова бы желать спокойной ночи.

(Уходит.)

Ромео
Пусть крепкий сон глаза твои закроет,
В твоей груди пусть водворится мир.
О если б я был этим сном и миром!
Теперь пойду к духовному отцу,
Ему свое я счастие открою
И попрошу о помощи его.

(Уходит.)

СЦЕНА III

(Келья монаха Лоренцо.
Входит Лоренцо.)

Лоренцо
С улыбкою на сумрачную ночь,
Пестря восток, глядят глаза денницы;
Пятнистый мрак, спеша, уходит прочь
От огненной Титана колесницы.
Покуда взор светила огневой
Не выглянул, чтоб встретить день приветом,
Покуда он еще росы ночной
Не осушил своим горячим светом, -
Должна моя корзина до краев
Наполниться, - мне нужно торопиться
Набрать в нее целительных цветов
И трав, где яд губительный таится.
Природа вся землею создана;
Земля для ней утроба и могила,
И много чад произвела она
И на своей груди затем вскормила.
В их качествах и свойствах много благ,
И чем-нибудь полезны все творенья;
Есть много сил в растениях, травах,
Все разное имеют назначенье.
Столь низкого нет в мире ничего,
Что б как-нибудь ко благу не служило,
Иль доброго настолько, чтоб его
Полезных свойств ничто не изменило.
Добро, порой, меняется в порок,
Есть иногда во зле благодеянье;
Вот, например, хоть этот бы цветок:
В нем есть и яд, и сила врачеванья.
В нем запах - жизнь, а сок в нем сильный яд,
Он чувства все и сердце убивает;
В травах и в нас два короля сидят:
Добро и зло; когда преобладает
Последнее, оно, как червь, грызет,
И от него растение умрет.

(Входит Ромео.)

Ромео
Отец мой, здравствуй.

Лopeнцо
Benedicite!
Чей слышу я привет в столь ранний час?
Мой сын, что так поднялся спозаранку?
Должно быть, ты расстроен чем-нибудь.
У старика в глазах - всегда забота,
А где она, там вовсе не до сна;
Но там, где спать расположилась юность
Беспечная, там крепкий сон царит;
Поэтому, приход твой ранний служит
Порукой мне, что иль взволнован ты,
Иль в эту ночь в постель ты не ложился.

Ромео
Последнее верней - провел я время
Приятнее.

Лоренцо
Пусть Бог простит твой грех!
Ты ночь провел, должно быть, с Розалиной?

Ромео
Нет, мой отец; забыл я это имя
И горе то, что заключалось в нем.

Лоpeнцо
Но где ж ты был?

Ромео
Я пировал с врагами,
И рану мне внезапно там нанес
Один из них; он - тоже ранен мною,
И оба мы нуждаемся теперь
В твоем, отец, святом уврачеваньи.
В моей душе я злобы не ношу:
И за себя, и за врага прошу.

Лоренцо
Яснее сын, в загадках толку нет:
На них дают загадочный ответ.

Ромео
Так слушай. Я всем сердцем полюбил
Дочь старого синьора Капулетти,
Да и она мне сердце отдала.
Все слажено, и остается только
Тебе союз наш браком завершить.
Как, где, когда мы встретились, влюбились
И клятвами друг с другом обменялись -
Я расскажу об этом по пути;
Теперь же вот о чем тебя прошу я:
Чтоб повенчал сегодня же ты нас.

Лоренцо
Святой Франциск, какой переворот!
Ужели ты оставил Розалину,
Которую так горячо любил?
У молодых людей любовь не в сердце,
А лишь в глазах! Jesu Maria! сколько
На бледные вот эти щеки пролил
Ты горьких слез, и все из-за нее!
Как много ты растратил солной влаги
В приправу той нетронутой любви,
Которая тебе уж не по вкусу!
Еще пары твоих глубоких вздохов
Не высохли от солнечных лучей,
Еще твои отчаянные стоны
И до сих пор звучат в моих ушах,
Со щек твоих еще не смыты пятна
От прежних слез. Ромео, если был
Когда-нибудь ты сам собою, если
Ты горевал и горести твои
Посвящены все были Розалине,
То неужель так изменился ты?
Признайся, что правдиво изреченье:
Коль твердости в мужчинах нет, тогда
И женщинам простительно паденье.

Ромео
Ты, за любовь к ней, сам меня бранил.

Лоренцо
Не за любовь, мой сын, за сумасбродство.

Ромео
Советовал ты мне похоронить
Мою любовь...

Лopeнцо
Да, но не с тем, чтобы
Зарыть одну и выкопать другую.

Ромео
Прошу, оставь свои упреки; та,
Которую теперь я полюбил,
Мне за любовь сама любовью платит,
А в прежней я того же не встречал.

Лоренцо
Немудрено: ведь, было ей известно,
Что ты любовь в долбежку затвердил,
Ее складов еще не понимая.
Но, ветренник мой юный, я тебе
Готов помочь, единственно в надежде,
Что ваших двух семейств вражда в любовь
Чистейшую, чрез брак ваш, превратится.
Пойдем со мной.

Ромео
Пойдем, - я не могу
Откладывать.

Лоренцо
Не нужно торопиться:
Тот падает, кто слишком быстро мчится.

(Уходят.)

СЦЕНА IV

(Улица.
Входят Бенволио и Меркуцио.)

Меркуцио
Где, черт возьми, запропастился он?
Иль в эту ночь домой не возвращался
Ромео?

Бенволио
Да; он там не ночевал:
Я спрашивал его слугу.

Меркуцио
Ну, эта
Бездушная девчонка Розалина,
Наверное, сведет его с ума.

Бенволио
Тибальд, родня синьора Капулетти,
Прислал письмо к Ромео.

Меркуцио
Это вызов,
Ручаюсь я.

Бенволио
Он будет отвечать.

Меркуцио
Конечно; кто писать умеет, тот
И на письмо ответить в состоянья.

Бенволио
Я не о том; я хочу сказать, что Ромео примет вызов Тибальда.

Меркуцио
Бедный Ромео! Он уже и так мертв: он сражен черными глазами этой
белолицей девчонки; его уши пронзены любовною песнью, и самый центр его
сердца пробит стрелою слепого мальчишки. Так где же ему тягаться с
Тибальдом?

Бенволио
А что такое Тибальд?

Меркуцио
Это больше, чем царь котов, могу тебя уверить; он законодатель всяких
церемоний; он дерется, точно по нотам, соблюдая размер, паузы, такты; он не
дает противнику и вздохнуть: раз, два, а третий удар уже у тебя в груди; он
попадает в шелковую пуговку; это настоящий дуэлянт, тонкий знаток всех этих
первых и вторых поводов к дуэли. Ах, как великолепно он делает выпады и
обратные удары, эти бессмертные passado, punto revesso, hay!

Бенволио
Что такое?

Меркуцио
Чтоб им пусто было - этим шутам, этим шепелявым, кривляющимся
фантазерам, этим настройщикам речи на новый лад! "Клянусь, отличный клинок!
- Красавец мужчина! - Славная девка!" Не прискорбно ли, что на нас так
насели эти чужеземные мухи, эти продавцы мод, эти pardonnez-moi, которые
придают такую важность новым формам, что им неудобно сидеть на старой
скамье? Надоели они с этими своими "bon, bon".

(Входит Ромео.)

Бенволио
Вот идет Ромео, - Ромео идет!

Меркуцио
Он - точно высушенная селедка без икры. Бедное тело! оно из мяса
превратилось в рыбу. Он находится в поэтическом настроении Петрарки; только
в сравнении с его милой Лаура была судомойка, хотя ее обожатель был искусней
Ромео относительно прославления своей возлюбленной в стихах; Дидона, по
его мнению, шлюха, Клеопатра - цыганка; Елена и Гера - распутницы и сволочь.
Фисби обладала красивыми серыми глазами, но где же ей сравняться с его
милой! - Синьор Ромео, bonjour! Вот французский привет твоим французским
штанам. Ты нас отлично надул в эту ночь.

Ромео
Доброго утра вам обоим. Чем я вас надул?

Меркуцио
Вы ускользнули, синьор, ускользнули от нас.

Ромео
Извини меня, добрый Меркуцио; у меня было такое важное дело, а в
подобных случаях человеку позволительно поступиться вежливостью.

Меркуцио
Другими словами, - в подобных случаях человек принужден сгибать колени.

Pомео
То есть кланяться?

Меркуцио
Ты как раз угадал.

Ромео
Это очень вежливое объяснение.

Меркуцио
Да, ведь, я настоящая гвоздика вежливости.

Ромео
Гвоздика в смысле цветка вообще?

Меркуцио
Именно.

Ромео
Но ведь и мои башмаки хорошо убраны розетками.

Меркуцио
Верно. Продолжай так шутить со мною, пока не износишь своих баш- маков,
так чтобы когда у них отвалятся их единственные подошвы, шутка твоя осталась
одна-одинешенька.

Ромео
Вот так острота! Единственная по своему одиночеству.

Меркуцио
Разними нас, добрый Бенволио; мое остроумие слабеет.

Ромео

© 2007-2017 yulia6@mail.ru